Сергей Афанасьевич Дыбчо

Звезды прошлых лет

Сергей Афанасьевич Дыбчо, выдающийся комик советского театра, начинал с драматической сцены. Окончив в 1915 году коммерческое училище на Родине - в Одессе, почти сразу же поступил в Школу сценического искусства, работал актером Театра драмы и Театра миниатюр в Одессе, потом играл в Тирасполе, а с 1923 года связал свою жизнь с опереттой, выступая с волжской труппой в различных городах Украины. В Свердловском театре он с 1933 года, с первого спектакля и, по собственному признанию, приехал сюда потому, что надоели опереточные дурновкусие и "маски" - его влекло воплощать характеры.

Мастерство смеха - этим редким даром в совершенстве обладал Сергей Дыбчо. В жизни у него было одно свойство - оставаясь серьезным, быть смешным. Он шутил, острил, иронизировал всегда с самым серьезным видом и довольно часто вводил этим в заблуждение даже хорошо знавших его людей. И чем серьезнее было его лицо в ту минуту, когда он хотел рассмешить, тем громче смеялся его собеседник.

Это своё "жизненное" качество Сергей Дыбчо перенес на сцену - он ещё ничего не делал, просто стоял на сцене и лицо его было сосредоточенно и серьезно, а в зале смеялись. Такова была сила его комедийного дара, сила внутреннего, органического юмора этого актера.

Сергей Дыбчо был актером очень сочным, ярким, можно сказать, щедрым - щедрым на чувства, на широкий, всеобъемлющий, откровенный показ этих чувств. Действуя на сцене, он как бы прислушивался к внутренней жизни своего персонажа. От всех образов, созданных им, веяло силой жизни, внутренней полнотой, брызжущим через край весельем. Гротеск, гипербола, буффонада - все эти краски органически вплелись в его актерскую палитру.

Блестящим подтверждением этому служит созданный им образ боярина Сапуна-Тюфякина в музыкальной комедии Ю. Милютина "Девичий переполох". Вот он появляется на сцене - тучный, неподвижный, распаренный после бани, пресыщенный и откормленный, тупой и самодовольный. Около пяти минут (а сценически это - огромное время) Сапун-Тюфякин молча сидел в кресле, наслаждаясь жизнью. Актер еще не произносил ни слова, а зрители уже знали многое о его герое: и чем он живет и дышит, и характер его ума, и его привычки. Только игра лица, глаз, два-три раза измененная поза - и перед вами живой человек, пришедший из далекой эпохи. И не просто живой, но и смешной. Смешной настолько, что в течение этих пяти бессловесных минуть смех зрителей перерастал в дружный хохот. И только первое слово, сказанное актером спокойным и тихим голосом, могло остановить этот смех. Остановить, чтобы в следующее мгновение он вспыхнул с новой силой. И так - на протяжении всего спектакля.

За исполнение роли Акакия Плющихина в спектакле "Табачный капитан" Сергей Дыбчо был удостоен Сталинской премии. Его Акакий Плющихин - сошедший с гравюры царедворец петровских времен, в котором преданность России, ловкость и ум сочетаются с плутовством большого жизнелюба. Актер легко и естественно чувствовал себя в сценах с Петром, в которых проявлялось его немалое уважение к своему воспитаннику, и в сценах с будущими молодыми капитанами, к которым Акакий Плющихин общался в ворчливо-добродушной манере. А как изящен он был в сценах с мадам Ниниш, как по-настоящему зол на ненавистного ему недоросля Антона Свиньина.

Часто на долю Дыбчо выпадали роли положительных персонажей: партизан Митяй ("Последний бал"), колхозник Пчелка ("Девушка из Барселоны"), кинооператор Коржик ("Бронзовый бюст"), Шишкин ("Рядом с тобой"), служитель консерватории Назар Филиппович ("Беспокойное счастье") и другие. Эти образы он всегда окрашивал теплым юмором, сердечностью и обаянием.

Сергей Дыбчо мог играть лучше или хуже; образ, созданный им, мог быть более или менее удачным, но он никогда не оставался равнодушным к своему герою. Он активно вторгался в жизнь своих героев, вместе со зрителями смотрел на них со стороны, поощрял или издевался, одобрял или отрицал, но суд его всегда был ясен зрителю. Появление Дыбчо на сцене публика неизменно встречала аплодисментами, и он не обманывал ее ожиданий. На Дыбчо специально ходили смотреть находившиеся во время Великой Отечественной войны в эвакуации мхатовцы. Они восхищались: "Вот настоящий мхатовский актер!"

Владимир Курочкин вспоминал: "Наделённый от природы чувством смешного, щедро и смело пользуясь, Сергей Афанасьевич никогда не делал своих персонажей патологическими. Это было проявлением высокого вкуса и придавало его героям особую привлекательность".

Тексты Ирины Риф ("Свердловский театр музыкальной комедии") и Юлии Матафоновой("Портретная галерея театра")