Игорь Александрович Калмыков

Звезды прошлых лет

Возможно, люди, далекие от искусства театра, скажут, что внешняя стать - то, чем щедро одарила человека природа, не имеет отношения к профессионализму. Но только не для актера. Богатая фактура - рост, порода, осанка - весь этот прекрасный комплекс позволил молодому актеру Игорю Калмыкову сразу обратить на себя внимание и публики, и художественного руководства театра. Выпускник Волгоградского училища искусств, в 1973 году он приехал в Свердловскую музкомедию начинать свою профессиональную карьеру. Природа одарила молодого артиста не только комплексом внешних данных, но и голосом, незаурядными актерскими способностями и, что не менее важно, трудолюбием и упорством, так необходимыми в этой профессии. Первые годы работы в театре И.А.Калмыков успешно совмещал с учебой в Уральской консерватории, по окончании которой почувствовал себя гораздо более уверенно на избранном творческом пути (дипломная работа - мюзикл "Купите пропуск в рай").

Как вокалиста и перспективного актёра его заметили уже в ранних работах- таких, как надёжный, простой парень матрос Тимур (опретта В. Баснера "Полярная звезда", 1974). Из ответственных ролей зрелого периода творчества запомнился поручик Ярово в музыккальном спектакле В. Ильина "Товарищ Любовь" по мотивам "Любови Яровой" К. Тренева (1981). И всё-таки лучшие его роли оказались связанными с двумя экспериментальными спектаклями, прочно вошедшими в историю театра. Эти роли и самому актёру были необычайно интересны - ведь они помогали перешагнуть через привычное, найти в творческой палитре краски свежие и неожиданные.

Оказалось, что в Калмыкове скрывался яркий комедийный актёр. Он доказал это ролью жениха Апломбова из "Свадьбы с генералом" Евг. Птичкина по мотивам чеховской "Свадьбы" (1981). Критика сразу выделила эту его работу, ибо Апломбов Калмыкова стал камертоном всего спектакля. Разоблачая и высмеивая мещанскую жадность и ограниченность, актёр добивался органического слияния внешнего и внутреннего. У этого Апломбова всё, что называется, на лице написано. Перед нами был ьистукан, надутая самовлюблённая маска: тупой, словно невидящий взгляд полуидиота, гордо выпяченная грудь, претенциозный хохолок зализанной причёски, нависший надо лбом, который никогда не морщили мысли. Впрочем, нет - мысли былди. Этот Апломбов, внизошедший до женитьбы на перезревшей девице, молниеносно вздрагивал, едва речь заходила о приданом. Главным для него было не просчитаться, не упустить своего.

Другая остросатирическая роль Калмыкова - авантюрист рангом повыше, Жорж Дюруа из мюзикла В. Лебедева "О, Милый Друг!"(1982). Черты грубого солдафона этот Жорж подавлял в себе очень быстро, хотя солдатская напористость как подавляющая черта характера оставалась. Критика отмечала высокую творческую отдачу и темперамент актёра, чёткую прочерченность основной линии. Победоносная, ослепляющая улыбка этот Дюруа красноречиво свидетельствовала: Жорж пойдёт до конца, не оглядываясь. Так он и поступал, цинично преодолевая очередные барьеры на пути к успеху. Красноречивая метафора этого восхождения - финал первого акта, когда Дюруа в буквальном смысле лезет наверх, цепляясь за опустившийся к сцене штанкет. Точнее сказать, даже не лезет, а взлетает ввысь одним махом. "Может быть, это более прямолинейно, но страшновато" - писала об этой работе актёра газета "Уральский рабочий".

Шли годы, и начинающий артист превратился в настоящего мастера. В творческой биографии И.А.Калмыкова образы "советских" героев (Трубадур в "Бременских музыкантах", Артем в "Дарю тебе любовь", Влад в "Пусть гитара играет", Андрей в "Старых домах" - всегда удачные и органичные в его исполнении) соседствовали с образами героев классических оперетт: Эдвин из "Княгини чардаша" И. Кальмана, Сандор из "Цыганской любви" Ф. Легара, Мистер Икс из "Принцессы цирка" И. Кальмана, Герцог из "Ночи в Венеции" И. Штрауса. Не чужды актерской палитре И. А. Калмыкова и яркие характерные краски - доказательством тому его работы в спектаклях "Свадьба с генералом" (Апломбов), "Рыцарь Синяя Борода" (Пополани), мюзикле "Оливер!" (Билл Сайкс), оперетте "Девичий переполох" (Воевода), водевиле "Медведь! Медведь! Медведь!" (Смирнов).

Мягкий, бархатного тембра, звучный баритон, актерская мобильность, помноженные на профессионализм и богатый сценический опыт - вот те качества, которые позволили Игорю Калмыкову добиться ярких успехов в творчестве - он был настоящим мастером жанра.

Тексты Елены Обыдённовой и Юлии Матафоновой("Портретная галерея театра")