Семён Фишелевич Духовный

Звезды прошлых лет

С именем Семёна Фишелевича Духовного (1934-2006) связаны самые яркие страницы истории Свердловского театра 1960-70-х годов, то есть периода, начавшегося с так называемой "оттепели". Она принесла в искусство новые темы и краски, обновила его язык.

Выпускник Кишинёвской консерватории, которую окончил в 1960 году, он должен был дебютировать в роли Онегина в Воронежском музыкальном театре, но какое-то странное чувство, точнее предчувствие, заставило его, пока не начался сезон, объехать несколько городов, посмотреть труппы. Так, летом 1960-го он попал в Челябинск, где тогда гастролировала Свердловская музкомедия, и это решило всё.

Второй крупной удачей в жизни артиста стала встреча с Владимиром Акимовичем Курочкиным, который ставил тогда в Свердловске свой первый спектакль - "Севастопольский вальс" К. Листова. Духовный успешно сыграл в нём главную роль - капитана Аверина, бывшего фронтовика, ищущего себя в мирной жизни.

Трудно, когда начинаешь свой путь с вершины, но творческая биография кумира публики, главного романтического героя труппы счастливо складывалась как цепь вершин. Вершиной следующей была роль Ринальдо в мюзикле Д. Модуньо "Чёрный Дракон", действие которого происходило в эпоху гарибальдийского движения в Италии, и образ Ринальдо воспринимался как прославление свободолюбивой и гордой личности.

Он выходил на сцену в роли ещё одного гордого и вольнолюбивого человека - Янго в "Вольном ветре" И. Дунаевского, в ролях Ликона в "Лисистрате" Г. Дендрино, отвернувшегося от порочного общества Митера Икса в кальмановской "Принцессе цирка", мятущегося Славку Селиванова в "Сердце балтийца" К. Листова, матроса Кошкина в спектакле с музыкой В. Ильина "Товарищ Любовь", талантливого художника-гончара Клеонта в "Пенелопе" А. Журбина, к которому пришла трудная любовь, но пришлось выбирать между чувством и долгом.

Свердловский театр музыкальной комедии стал для Семёна Духовного единственным и неповторимым. Театром, который сформировал его как артиста и помог раскрыться его эмоционально-яркому и умному таланту. После столичных гастролей коллектива его приглашали в Москву, но вопрос о расставании со Свердловском для него не стоял: он не мог предать своего дорогого зрителя.

Семён Духовный раньше, чем мог бы, сошёл со сцены (он работал в Свердловске до осени 1988 года): тяжёлая болезнь не поддавалась лечению, но обещали помочь в Израиле, где он и провёл свои последние годы. А словно бы на прощание оставил поклонникам своего искусства ещё две прекрасные и очень разные роли - чудака-интеллигента Гусятникова в "Поздней серенаде" В.Ильина (1977) и старого музыканта Пали Рача в "Цыгане-премьере" И. Кальмана (1982). В них он размышлял о Жизни, Человеке, Искусстве. Его Пали Рач прощался с музыкальной карьерой трудно, мучительно, но достойно, словно бы говоря: пускай придут другие, но это мы расчищали им путь!

Из далёкого Израиля он ловил каждую весточку о любимом театре, радовался успеху его гастролей на израильской земле, гордился им, ждал телефонных звонков...

Текст Юлии Матафоновой ("Портретная галерея театра")