Валентина Михайловна Валента

Звезды прошлых лет

Воспоминания о Валентине Михайловне Валенте (1923-2009) у всех, видевших её на сцене, связаны с образом женщин бурных страстей, острого драматического темперамента, ещё и ещё раз убеждающих в том, что оперетте подвластны самые разные краски. Эта актриса ворвалась на свердловскую сцену в начале 1950-х годов в образе "голубого гусара" Александра Азарова из оперетты Н.Рахманова "Голубой гусар" (1953), и её героиня, надевшая в лихую для России годину гусарский мундир, чтобы сражаться с врагом, покорила зал. Так же безоглядно была влюблена эта Александра в лихого гусара Ржевского. Перед нами был цельный, правдивый характер, соединивший благородный порыв с пламенным чувством.

В том же 1953 году актриса вышла на сцену в роли своей современницы - Насти из оперетты В.Соловьева-Седого "Самое заветное". И снова - цельность и глубина любовного переживания. При первой же встрече, как отмечала критика, она смело, открыто посмотрит в глаза Павлу, да и потом не станет скрывать своих чувств.

Можно сказать, что именно Валентина Валента на сцене Свердловской музкомедии воспела любовь как стихийное чувство, способное поглотить женщину целиком. Такова была её Лолита, испанка, певица кабаре, из оперетты венгерского композитора Э. Кеменя "Где-то на юге" (1957). Показывая горькую судьбу человека без родины, актриса трактовала любовь как мощную животворящую силу. Не только страдание, но и духовное возрождение и очищение приносит её героине чувство к венгерскому композитору Петери, решившему вернуться на родину (главной темой спектакля была неотделимость судьбы творца от судьбы народа). Роль Лолиты в исполнении Валенты - ещё и свидетельство того, что смелые творческие эксперименты, как правило, оправдывают себя.

Любовь двигала поступками и её Степаниды, осмелившейся порвать с сектантами, из оперетты Т. Хренникова "Сто чертей и одна девушка" (1964). Но, по всеобщему мнению, лучшей, вершинной ролью Валентины Валенты, наиболее полно раскрывшей главную тему её творчества, оказалась Фраскита из одноименной оперетты Ф. Легара. Перед нами была настоящая цыганка, впитавшая в себя пламенный темперамент юга. Эта Фраскита не знала полутонов, отдаваясь любви без остатка. При этом драматическая история Фраскиты была рассказана актрисой со всем блеском исполнительского мастерства - в гармонии вокала, слова и пластики.

В ролях из классических оперетт она умела выглядеть шикарно, с естественным, органичным изяществом носила костюм, причудливые роскошные шляпы. всё это тоже искусство, которое ныне уходит. Вглядитесь в фотографию её Колокольцевой из "Анютиных глазок" Ю. Милютина - пресыщенной "дамы с собачкой", желающей подцепить подходящего женишка (1964). Маняще-пресыщенная улыбка, ленивый взгляд чуть прищуренных томных глаз, роскошная шляпа с перьями, небрежно накинутые меха... Правда, сию шикарную даму трудно узнать в конце спектакля: после того, как в стране произошла революция, перед нами предстала осипшая, обозлённая на всех и вся прачка, проклинающая советскую власть.

Валентина Валента столь же броско и остро умела использовать и сатирические, остроразоблачительные краски. А то, как совершенно она владела техникой жанра, убедительно подтвердил спектакль-концерт "Имре Кальман", поставленный Владимиром Курочкиным в 1972 году в знак преклонения перед чудесным, радостным, зажигательным искусством Оперетты.

Актрису-легенду и сейчас с любовью вспоминают в театре:

Народная артистка России Надежда БАСАРГИНА (солистка Свердловского театра музыкальной комедии)

Валентина Валента была женщиной с большой буквы. Она умела себя преподнести, умела быть томной, неприступной, лукавой, кокетливой, у нее были толпы поклонников. Я многому у нее научилась: как носить костюм, как обращаться с длинным шлейфом на платье, как подавать руку для поцелуя, одним словом - как быть героиней. На сцене Валентина Михайловна была воплощением женского очарования. Но это совсем не значит, что она занималась на сцене самолюбованием - она была очень открытым и отзывчивым партнером. Мы с Валентиной Михайловной работали вместе в спектакле "Тетка Чарли". Она создавала такую доверительную и теплую атмосферу, что невозможно было не ответить на ее искренность. Когда я смотрела в ее глаза, добрые и лучистые, то успокаивалась и была сама собой. С этой артисткой невозможно фальшивить, она как камертон задавала ноту, и мне нужно было только ее подхватить.

Народная артистка России Римма АНТОНОВА (солистка Свердловского театра музыкальной комедии)

Это была яркая актриса, как сегодня принято говорить, сексапильная, она знала, как завести мужскую часть зала. Однако при этом Валентина Михайловна оставалась ужасной хулиганкой и всегда была надежным товарищем для всех розыгрышей Эдуарда Жердера. Чтобы он не придумал, она всегда готова была принять участие в какой-нибудь проделке. Однажды Валента с Жердером разыграли одного артиста, который очень хвастался, что у него появилась молоденькая и очень симпатичная поклонница. Узнав, что поклонница приглашена на спектакль, Жердер попросил Валенту позвонить "артисту-хвастуну" и сказать от имени поклонницы, что она прийти на спектакль не сможет, а будет ждать его в гостях у себя дома. Валентина Михайловна с радостью откликнулась на возможность разыграть коллегу: она позвонила, пригласила его в гости и дала адрес своей подруги, тоже актрисы театра музкомедии. Когда незадачливый кавалер, нарядившись, с букетом цветов в руках, постучался, то ему открыла дверь не юная почитательница его таланта, а коллега по работе, да еще в тот момент, с кефирной маской на лице. Трудно передать, что почувствовал актер, но с Жердером он очень долго не разговаривал, Валенту тоже простил не сразу.

Заслуженный работник культуры России Татьяна КРУТИКОВА (помощник режиссера по труппе)

На сцене она была царицей. Гордая стать, завораживающий, с глубокими нотками голос, правильная речь, манера одеваться - все в ней было с головы до пят по-королевски. Казалось, что роли всех опереточных красавиц были специально созданы для такой актрисы, она была в них безупречна, но если Валенте попадалась характерная роль, то она и в ней была удивительно смешной и органичной!

Тексты Ирины Риф ("Свердловский театр музыкальной комедии"),

Юлии Матафоновой("Портретная галерея театра"), интервью Марии Миловой