Виктор Семёнович Черноскутов

Звезды прошлых лет

Виктор Семёнович Черноскутов пришёл в Музкомедию сразу после окончания Свердловского театрального училища в 1966 году. Артист характерного плана, он начал с ролей эпизодических, постепенно шлифуя в работе над ними своё актёрское мастерство. С первых шагов Виктора Черноскутова стало ясно, что он может создавать острохарактерные образы. В силу уникальных природных данных, ему всегда удавались разнохарактерные роли: от уморительно смешных "опереточных злодеев" и нешуточных мерзавцев до обаятельных, согретых тёплым юмором положительных героев. Первой крупной работой молодого актёра была роль Шеннера в "Белой ночи". Уже в ней проявились основные его исполнительские черты: стремление выявить социальную сущность образа, поиск наиболее выразительных средств воплощения характера. В небольшой роли Ронса ("Сильва") Черноскутов продемонстрировал своё комедийное дарование, что в дальнейшем позволило ему интересно сыграть крупные характерные роли, среди которых, к примеру, ПочешиНос ("Чёрный дракон"), Пеликан ("Принцесса цирка") и упомянутые далее роли, ставшие в его исполнении особенно любимыми в среде свердловских поклонников оперетты.

Роль-свидетельство комедийного мастерства Виктора Черноскутова - Мажордом в спектакле "Табачный капитан". Длинный, как жердь, человек в старинном камзоле появляется из-за кулис. Ему начинать сцену бала в замке маркизы де Курси, и он полон серьёзности от осознания своей высокой миссии. Глянула публика на него и тотчас же рассмеялась: столько надутого величия в невозмутимо бесстрастном лице, такое безмерное самомнение в претенциозно-гордой осанке.

Такова особенность актёрских созданий Виктора Черноскутова, палитре которого был присущ комизм совершенно особый. Не сочный, буффонный, а окрашенный интеллектуальным изяществом, даже шармом. В актёрской манере держаться, в сдержанной, но весьма выразительной мимике ощущалась ироничность, на которую живо откликался зал.

От данного изначально, от актёрской природы стихийно шли многие его творческие удачи.Черноскутов оказывался на высоте даже в самых нелёгких случаях, придумывал уморительные комические детали, как, например, в роли Пуччи из мюзикла Доменико Модунбо и Ренато Рошеля "Купите пропуск в рай". А в роли продажного журналиста Форестье, которого Виктор Черноскутов сыграл в мюзикле В. Лебедева "О, Милый друг!", артисту пришлось сыграть и "живого" персонажа, и Форестье-призрака. В первом акте актёр блестяще, иронично-небрежно выплёскивает философию Форестье в пружинистой мелодии его песенки. Всё, мол, это общеизвестно, но, что делать, приходится повторять для провинциалов вроде Дюруа: "И к чёрту стыд: он тяжкий грех, когда дерёшься за успех..." А образ умершего Форестье - жутковато бесшумная, негнущаяся высокая фигура бывшего журналиста. Всей своею повадкой она как-то обычна, буднична: призрак явно ощущал себя своим среди "живых мертвецов" бездуховного общества...

В жизни Черноскутов казался чуть бесстрастным, холодновато-замкнутым, и это оттенок отстранённой экстравагантности режиссура не раз использовала на сцене.

"Кошмарные сновидения Херсонской губернии" А. Затина и В. Семеновского режиссёр Кирилл Стрежнев ставил как произведение политического музыкального театра, замахнувшееся на анализ хода истории. Черноскутову в этом спектакле предстояло показать рождение деспота. Четыре эпизода спектакля - четыре "фазы" перерождения скромного сельского письмоносца Малахия, волею судеб оказавшегося на вершине власти. И если малахольно-нелепая фигура, возникающая в начале спектакля у дома "мирного" мещанина Гуски, только смешна, то Малахий, начитавшийся революционных брошюр и свихнувшийся от недоступной ему премудростти, уже становится жутковатым. На лице - полнейшая непроницаемость, глаз - с сумасшедшинкой. В конце спектакля Нармахнар (Народный Малахий - Нарком), словно вождь с картины Петра Белова, движением пальца направляет динамику человеческих толп, судьбы людей. Он вознесён высоко на трибуну. Глухо застёгнут китель, рука поднята в знакомом приветствии. "Его" народ марширует перед ним, распевая песни счастья.

Виктор Черноскутов всегда был активно занят в репертуаре Театра: ревнивец Кромов из "Весёлой вдовы", гестаповский офицер Генрих в "Чёрной берёзе", нелепый и смешной Стражник из "Девичьего переполоха", Боец в оперетте-песне "Василий Тёркин"... За роль Генриха Шульца в спектакле "Девушка с голубыми глазами" Виктор Черноскутов был удостоен диплома 1-й степени на областном смотре творческой молодёжи и выдвинут в число участников Всесоюзного смотра.О возрастающем мастерстве говорили и его новые роли: Популеску из оперетты "Графиня Марица", полковник Пикеринг из мюзикла "Моя прекрасная леди"...

Его приятный бархатный тембр долгое время был визитной карточкой нашего Театра. Вместе с коллегой Раисом Галямовым Виктор Черноскутов создал интересный эстрадный дуэт, они вместе вели многие концерты Свердловской музкомедии. А ещё Виктор Семёнович был "негласным" наставником молодёжи Театра.

Всего в "послужном списке" Виктора Черноскутова - около ста ролей.Секретом комического Черноскутов владел великолепно. И если спектакль в оперетте должен быть праздником театральности, то талант Черноскутова - талант отточенной, яркой формы - всегда был "ко двору". Он был настоящим актёром оперетты - такой, какой её любит зритель.

Текст: творческая характеристика артиста из Архива Театра,

статья Юлии Матафоновой "Улыбка комика" ("Уральский рабочий", 7 мая 1989 года)