Блеск и нищета империи

11 ноября 2008, Валерий Кичин , Российская газета

На сцене две Екатерины Великие. Одна - юная немецкая принцесса, прибывшая в 1744 году в Петербург. Другая - самая просвещенная из русских императриц, получившая имя Премудрой Великой Матери Отечества.

Обе Екатерины активно общаются друг с другом. Старшая с заметной иронией наблюдает романтические иллюзии своей юности - наивные надежды принести земле русской европейскую цивилизацию, дать бесправным волю, невеждам - знания. Младшая - ужасается хладнокровному цинизму старшей, но смиряется перед неизбежным. Идет спектакль Свердловского академического театра музыкальной комедии "Екатерина Великая" - мировая премьера "музыкальных хроник времен Империи", как обозначено в программке. Обозначено точно: аналогов спектаклю нет ни в практике, ни даже в теории современного музыкального театра.

Необычна масштабность проекта. Мюзикл охватывает 35 лет русской истории - от прибытия принцессы до пугачевского бунта, крымских походов и скандальных любовных связей императрицы, поданных смело, но без опереточной клубнички. Сценографы Анастасия Глебова и Владимир Мартиросов сумели передать на сцене и роскошь Зимнего дворца, и картонаж "потемкинских деревень", и гулкий сумрак имперских соборов, и верещагинский скорбный "апофеоз войны". Смена декораций мгновенна, почти кинематографична. Интересно использована проекция, пространство сцены кажется пугающе необъятным. Ничто не колет глаз, никакой бокал не покажется пластмассой, никакое колье - театральной стекляшкой. Костюмы Павла Каплевича изумляют реалистичностью - персонажи словно сошли с полотен Боровиковского. Спектакль завораживает своей красотой.

Потом в действие вступает музыка Сергея Дрезнина. Этот талантливый московский пианист, учившийся композиции у Тихона Хренникова, ныне живущий в Париже и реализовавший немало своих театральных проектов на сценах Москвы, Вены и Нью-Йорка, в "Екатерине Великой" взбил пряный постмодернистский коктейль из православных песнопений, гусарских романсов, русского фольклора, канкана, одесских куплетов, джаза, рока и рэпа. Ревнителей чистоты стиля эклектичность повергает в ступор, хотя почти все признают, что, казалось бы, все несочетаемое вдруг соединилось в единство, способное и захватить, и взволновать. Музыка увлекательна сюрпризами, в ней много запоминающихся, в душу проникающих мелодий, и есть тот вихревой драйв, который обеспечивает огромному спектаклю-тяжеловесу динамику. Справедливости ради надо сказать, что второй акт в этом смысле уступает первому, кажется более тезисным, иллюстративным. Хотя и в нем есть сцены прелестные, остроумно придуманные и азартно разыгранные - те же "потемкинские деревни" и победный вояж императрицы в Крым.

Многослойны смыслы спектакля. На поверхности - имперский блеск и величие, возбуждающие патриотические чувства. В прессе уже промелькнуло мнение, что этим спектаклем Свердловский театр делает заявку на новый державный стиль. Но есть трагическая нота: власть предстает той роковой пропастью, в которую неизбежно сваливаются все благие намерения власть имущего. Одна из главных тем - разочарование императрицы в собственных реформаторских порывах, которые натолкнулись на броню ментальности чужой, для европейского ума непостижимой. Одна из разгадок "загадочной души" - впечатляющая сцена с Емелькой Пугачевым (Анатолий Бродский), по спектаклю - бунтарем и провокатором, сеющим ненависть, слепую и безрассудную. Вообще народные сцены сделаны мастерски: они многолюдны, живописны и чрезвычайно музыкальны, на взгляд хаотическое движение масс подчинено логике сложно переплетенных мелодий, которые потом интересно слушать еще и еще раз, открывая в них новые, не замеченные ранее сплетения, пересечения, ассоциации и даже цитаты. Кто-то в западной прессе уже нашел в этих сценах сходство с "Борисом Годуновым".

Все это осуществила творческая бригада во главе с московским режиссером Ниной Чусовой, екатеринбургским дирижером Борисом Нодельманом и хореографом Татьяной Багановой. Либретто драматурга Михаила Рощина и поэта-художника Александра Анно. Самый амбициозный проект отечественной музыкальной сцены стал возможным благодаря энтузиазму и энергии Михаила Сафронова, одного из самых успешных театральных директоров страны, который сумел обеспечить постановке небывалый бюджет. Но главное, именно здесь раскрылись возможности екатеринбургской труппы. Артисты одинаково свободно владеют академическим вокалом и джазовым микрофонным пением, они великолепно тренированы пластически - от солистов до хора, многие наделены незаурядным драматическим дарованием.

Это дает свои результаты разработанная здесь система подготовки актеров - в Екатеринбургском театральном институте, где худрук театра Кирилл Стрежнев ведет факультет музыкального театра, на занятиях входящих в труппу джазовой студии Елены Захаровой, "Эксцентрик-балета" Сергея Смирнова, детской студии Владислава Разноглядова и ансамбля "Изумруд". Все эти коллективы вносят свою мелодию в общий ансамбль, и мы имеем по-настоящему универсальный театр, которому под силу такие проекты.

В спектакле много звезд. Лидируют Мария Виненкова в роли молодой Екатерины и Нина Шамбер в роли Екатерины зрелой. Но хороши все - от солистов до миманса, балета, хора, демонстрируют то накал драматических страстей, то ядовитую политическую сатиру, то психологическую, оперного уровня, драму, то опереточный шик. Это спектакль многоцветный и разнообразный, он ошарашивает калейдоскопом новых впечатлений и кажется даже чересчур изобильным.

"Екатерину Великую" Москва увидит на фестивале "Золотая маска", хотя спектакль заслуживает отдельных гастролей и многократных показов - он может стать реальным хитом сезона. Им уже всерьез заинтересовались за рубежом. Как сказал мне интендант Лейпцигской оперы Анри Майер, это шоу совершенно бродвейского класса, а тема властителей всех времен и народов всегда пользуется повышенным интересом европейской публики.

предыдущая     следующая

Все статьи