Ева врывается в "рай"

20 марта 2018, Екатерина Шакшина, Вечерний Екатеринбург

 

 Екатеринбург первым в России увидел мюзикл «Эвита» Екатерина ШАКШИНА, 20 марта 2018

Впервые в России, впервые на русском языке Екатеринбург увидел в Театре музыкальной комедии мюзикл Тима РАЙСА и Эндрю Ллойда УЭББЕРА «Эвита».

Эва — Эвита, Ева — Евочка. Одна из самых ярких женщин середины ХХ века, первая леди Аргентины Эва ПЕРОН, почитаемая на родине при жизни и после смерти почти как святая, стала интересна миру благодаря этому британскому мюзиклу, носящему её уменьшительное имя. Сотни постановок за сорок лет в разных странах, фильм Алана ПАРКЕРА 1996 года с МАДОННОЙ и Антонио БАНДЕРАСОМ. Теперь и отечественная сцена приняла «Эвиту». Премьерные спектакли состоялись в Театре музыкальной комедии (пр. Ленина, 47) 2 и 3 марта. Мюзикл по условию приобретённой театром лицензии будет показан ещё шесть раз.

…Для юной провинциалки всё, что не ад нищеты, то — рай. И уж тем более райским сиянием манит Буэнос-Айрес, столица. Это тебе не ветхозаветный рай для двоих. У простенькой темноволосой девочки столько амбиций, а самое главное — непоколебимая вера в себя. Она убеждена, что покорит аборигенов «рая», и те просто не посмеют её изгнать. Она поёт: «Я звезда!». Татьяна МОКРОУСОВА во всех ипостасях меняющейся взрослеющей Эвиты — неотразима. Но ни в какие другие мгновения спектакля её героиня не светится такой обезоруживающей открытой улыбкой. И не отговорить её никому, ни аргументами, ни песней — даже обольстительному певцу танго Магальди (Николай КАПЛЕНКО). Это она его соблазнит на штурм «рая», потом отблагодарит в момент победы. Наивная соискательница места в «раю» займёт там первое место. Эвита будет улыбаться — своему избраннику, избранному президенту Хуану Перону (Леонид ЧУГУННИКОВ), влюблённому, оттаявшему в её горячем напоре, доверившемуся только ей. Улыбаться народу с триумфальной трибуны, аристократам и военным, так и не признавшим её ровней, беднякам, раздавая деньги и подарки. Но уже никогда не будет улыбаться так, как в нищей юности.

В мюзикле «Декабристы» Татьяна Мокроусова и Игорь ЛАДЕЙЩИКОВ играют Екатерину и Сергея ТРУБЕЦКИХ, историю любви декабриста и декабристки. В «Эвите» они снова партнёры, но здесь их герои — антагонисты. Игорь Ладейщиков — студент-левак Че, непримиримый противник Эвиты. Не надо искать историзма в мюзикле. Здесь Че — живая метафора грядущего молодёжного протеста, он в гуще событий, о которых рассказывает в монологах, исполненных в музыкальной рок-манере, в резкой рок-пластике. Так яростно, что сразу перестаёт быть отстранённым рассказчиком, и, кажется, с его стороны от ненависти до любви путь был бы короче шага… Вот они делают общие «шаги» в танце, и вальсируя, Че пытается добиться от Эвиты, что же она на самом деле думает, как ей удалось то, что сделано. Ему важно понять эту удивительную женщину «больших возможностей» и способ её манипуляций. Женский, популистский, ещё какой-то и ещё… Она устроила «этот театр, это шоу», от которого «Аргентина сошла с ума». Спектакль начинается с вести о смерти Эвиты — траурный хор со свечами на фоне её фотографий, и завершается «хоровым» прощанием с «духовным лидером нации» (хормейстер Светлана АСУЕВА). К этому финалу персонаж Игоря Ладейщикова ещё не готов разделить всеобщую «сумасшедшую скорбь», но, пожалуй, уже поверил, что Эвита всё делала в пользу двоих — для себя и для Аргентины.

Биография Эвы Перон рассказана в книгах, pro и contra, как и биография Че ГЕВАРЫ. Их жизнь — их выбор, и, наверное, его путь «революционера-авангардиста» предопределён её победами харизматичного манипулятора, радеющего за народ. В музыке УЭББЕРА, которую так завораживающе и проникновенно исполняет оркестр театра под управлением Бориса НОДЕЛЬМАНА, звучит взорванный Эвитой «рай» и её право на этот взрыв. Мюзикл представлен в концертном исполнении semi stage — это тоже лицензионное условие. Декораций минимум, зато костюмов у героини максимум (художник-постановщик Иван МАЛЬГИН). Полсцены занимает оркестр, полсцены отдано артистам. Но здесь не «пол-искусства». Солисты, хор, балет (хореограф Ирина КАШУБА) существуют так, словно их пространство ничем не ограничено, и привлекают «на свою половину» целый зал публики.

«Эвита» — третья постановка в нашем Музкоме московского режиссёра Алексея ФРАНДЕТТИ. В третий раз иностранная, и в третий же раз — по-русски. Ей предшествовала старинная оперетта «Микадо, или Город Титипу» английских авторов ГИЛБЕРТ&САЛЛИВАН с новым либретто «комикс-оперетты» екатеринбургского поэта и драматурга Аркадия ЗАСТЫРЦА. Кстати, «Микадо» 15 марта представлен на фестивале «Золотая Маска» как претендент на шесть наград. Годом раньше был мюзикл «Бернарда Альба» американского композитора Майкла Джона ЛАКЬЮЗЫ, где автором русского текста по пьесе Федерико Гарсиа ЛОРКИ стала режиссёр Женя БЕРКОВИЧ, выпускница Санкт-Петербургской академии театрального искусства и школы-студии МХАТ. Теперь она же вместе с постановщиком Алексеем Франдетти работала над переводом текстов Тима Райса в «Эвите». Зачем «Эвите» русская речь? Ведь в опере артисты, как правило, поют на языке оригинала. В мюзикле слова для драматического действия куда важнее, чем в оперных ариях и хорах. Они живут вместе с музыкой, если не на паритетных началах, то уж и не уровне «кушать подано», и публике надо текст понимать.

«Don't сry for me, Argentina…» — после спектакля знаменитый хит невольно напеваешь так: «Только не плачь, Аргентина…» Русские слова, похоже, сроднились с английской музыкой. На последние ноябрьские показы «Эвиты» в театре ждут гостей из Великобритании — Тима Райса и Эндрю Ллойда Уэббера. Тогда и обоим маэстро доведётся послушать, как звучит их «Эвита» по-русски. 

предыдущая     следующая

Все статьи