То, что уместно в оперетте

23 марта 2018, Александр Матусевич, Культура №9

Свердловский театр музыкальной комедии презентовал в Москве настоящий раритет — оперетту Артура Салливана «Микадо, или Город Титипу».

О том, что в жанре оперетты не все благополучно не только в России, но и в мире в целом, не высказался в последние годы только ленивый. В нашем отечестве дело обстоит особенно плохо: театров, специализирующихся на этом жанре, — опереточных, музкомедий, музыкальных, — с советских времен осталось огромное количество, а вот качественной продукции не сыщешь днем с огнем. Один из самых популярных в недавнем прошлом видов театра в постсоветские годы сильно просел, маргинализировался и резко постарел, уступив пальму первенства более модному мюзиклу.

Попытки реанимировать жанр предпринимаются регулярно, но очевидных успехов на этом пути пока очень мало. Свой вариант — как влить новое вино в старые меха и показать, что для оперетты еще не все потеряно, — предложил на днях театр-пионер мюзиклового движения в нашей стране: Свердловская музкомедия привезла на «Золотую маску» «Микадо» Артура Салливана и произвела в столице настоящую сенсацию.

Безумно популярная в англо-саксонском мире, эта оперетта — экзотическая птица в наших широтах, хотя и ставилась в России до революции и играл в ней сам Станиславский. Но если австро-венгерская и французская оперетта у нас прижились с давних пор, то о существовании британской мало кто вообще знает. А между тем оперетты Салливана, или комические оперы, как называл их сам композитор, — квинтэссенция развития оригинального английского жанра балладной оперы и одновременно то, из чего вырос завоевавший весь мир американский мюзикл. Мелодическое богатство и яркая театральность музыки Салливана, жанровое разнообразие номеров, изящная оркестровка и искрометная юмористичность, не говоря уже о едких сатирических эскападах либреттиста Уильяма Гилберта, говорят в пользу произведения. Определенная вторичность музыки, в которой Салливан ловко пародирует и обобщает современную ему европейскую классику (нет-нет да и повеет стилем то Вебера, то Оффенбаха), тем не менее не умаляет достоинств партитуры, сработанной мастерски и не лишенной грациозности и неоспоримого шарма.

Сюжетная коллизия фантасмагорична, запутанна и очень опереточна. Японский император, он же микадо, запрещает в стране всякий флирт, за самый невинный теперь полагается смертная казнь. Первые жертвы грозного указа — наследник престола Нэнки-Пу, в которого влюблена придворная дама зрелых лет Кэтише, и портной Ко-Ко, опекун юной красавицы Ям-Ям. Первый спасается бегством, второй — неожиданно занимает пост Верховного палача, делая невозможным исполнение указа правителя. Однако микадо настаивает на реализации своей воли, и Ко-Ко приходится придумывать разные комбинации, чтобы и самому уцелеть, и в нарушители не попасть. Разгадку сложного ребуса он находит в собственной женитьбе на пылкой Кэтише, в то время как Нэнки-Пу становится мужем Ям-Ям — оказывается, молодые люди давно друг другу симпатизируют. В итоге все помилованы и несказанно счастливы.

Произведение, изобилующее вокальными и оркестровыми сложностями оперного уровня, Свердловская музкомедия штурмует на редкость смело и убедительно, в очередной раз доказав, что музыкально это очень сильная труппа, которой подвластны замысловатые академические высоты. Оркестр под управлением маэстро Антона Ледовского звучит сочно, выразительно и стройно, вокальные партии исполнены стабильно, а местами и не без блеска. Музыкально-драматическая форма спаянна, не рассыпается, и даже подзвучка, без которой теперь, увы, не обходится практически ни одна опереточная труппа, не сильно портит впечатление.

Неправдоподобную Японию Гилберта — Салливана режиссер Алексей Франдетти решает как популярный мультик-аниме и дает подзаголовок — оперетта-комикс. Обильно насыщая сцену кричащими красками декораций и костюмов (художник Анатолий Шубин), комичной японоподобной пластикой (хореограф Ирина Кашуба), режиссер вручает самураям смартфоны, а главного лирического героя — сына императора беглого принца Нэнки-Пу — делает странствующим рок-певцом. Вся эта мешанина тем не менее гармонично уживается в динамичном действе, где все части идеально пригнаны друг к другу и работают как хороший цейссовский механизм, а комическая опера действительно брызжет юмором (автор русской версии текста — Аркадий Застырец).

В сильном актерском ансамбле три номинанта на «Золотую маску» — сюсюкающая инженю Анастасия Ермолаева (главная лирическая героиня Ям-Ям), гротескная молодящаяся матрона Ирина Цыбина (каскадная героиня Кэтише) и постоянно вызывающий заслуженный смех в зале простак Алексей Литвиненко (бывший портной Ко-Ко, неожиданно превратившийся в Верховного палача). Однако список претендентов можно смело дополнить и Владимиром Фоминым (Нэнки-Пу), и Татьяной Мокроусовой (Питти-Синг, неуклюжая сестра Ям-Ям), и величественным Анатолием Бродским (Микадо). Кажется, Франдетти угадал с составом, от легкости и органичности игры которого зритель получает истинное удовольствие и долгоиграющий заряд позитивных эмоций.

предыдущая
Все статьи