КоМикс из жизни «при Микадо»

27 апреля 2017, Екатерина Шакшина, Вечерний Екатеринбург

Театр музыкальной комедии представил 27 апреля первую в своей истории английскую оперетту — «Микадо, или Город Титипу» драматурга Уильяма ГИЛБЕРТА и композитора Артура САЛЛИВАНА.

Английскую? Первым зрителям «Микадо» на «пилотном» показе — общественном просмотре 25 апреля — на сцене явился искусно стилизованный японский антураж (сценография и костюмы Анатолия ШУБИНА). Раздвижные стены, красный круг восходящего солнца, кимоно, веера, зонтики, императорский трон и даже (на мгновение, перед бракосочетанием героини) — одна из эротических «весенних картинок», тут же прикрытая от греха зеркальной ширмой. Оперетта 1885 года рождения — английская по месту рождения, своему и своих авторов. «Микадо» появляется с завидным постоянством на сценах мира, в разных странах. Так же, как с незавидным постоянством то и дело является миру в разных странах «властитель слабый и лукавый», мнящий себя всесильным, жестокий и сумасбродный, обольстительный для тех, кто любит «сильную руку». Поэтому «Город Титипу», которого никогда не было ни в Японии, ни вообще на свете, снова и снова строят на сценах — теперь на нашей — и населяют его персонажами, которых в любые времена и везде можно повстречать. Они узнаваемы даже в гротескном театральном облике.

Вот, к примеру, универсальный Министр (Александр КОПЫЛОВ) — он и генеральный прокурор, и министр иностранных дел (да и всех дел вообще), и даже смотритель второго этажа. Справляется со всем на сумму, которую получает за каждую из должностей и совокупно, да ещё берёт «за информацию», не чинясь. Любой интересующийся, будь ты хоть Верховный палач, хоть Принц, безропотно перечисляет ему мзду на банковскую карту. В музыку оперетты вклинивается звук карманного министерского «терминала», столь же уместного в этом екатеринбургском спектакле, как маски театров кабуки и но, как платьица в колледж-стиле на выпускницах школы, как кимоно и циклопические доспехи самурая, из которых появляется маленький человек.

Этот «маленький человек» Ко-Ко (Алексей ЛИТВИНЕНКО), мне кажется, стал главным персонажем театральной истории в нашей «японской», «английской» — да чьей угодно — екатеринбургской премьере. Карьера у него задалась — должны были казнить по суровому закону Микадо «за флирт», а назначили Верховным палачом. Но и приговор не отменили. Казнить надо хоть самого себя, хоть кого-нибудь, иначе город Титипу разжалуют в деревню. Вот и крутись как хочешь, храбрый портняжка, которому о «сказочном» прошлом язвительно напоминают: «Ты же говорил — семерых одним махом!» Вовремя подвернулся Нэнки-Пу (Владимир ФОМИН) с барабаном, трубой, гармошкой — бродячий музыкант, влюблённый в ту самую девицу Ям-Ям (Анастасия ЕРМОЛАЕВА), из-за которой Ко-Ко чуть не угодил на плаху.

Группа «Изумруд» на сцене помогает мнимому музыканту проявить себя профессионально, но — не царское это дело: на домре бренчать. А Нанки-Пу — настоящий принц, сбежавший из дворца от папы Микадо, от придворной дамы-девы «в возрасте благоразумия» (Ирина ЦЫБИНА).

Постановщик Алексей ФРАНДЕТТИ и автор русского текста либретто Аркадий ЗАСТЫРЕЦ определили жанр спектакля — оперетта-комикс. И, как убеждаешься на просмотре, предельно точно. Здесь много и замечательно поют и солисты, и хор (хормейстер Светлана АСУЕВА). Сценический рассказ движется в ярких «картинках», необычных и динамичных — узорчатом танце вееров и зонтиков, плавном танце в кимоно на самокатах (хореография Ирины КАШУБЫ). Зрительское сердце (моё) сражено сумасшедшим миксом всех времён и народов. В «японскую» музыку Салливана вторгаются музыкальные фразы из английского «Вечернего звона», русских мелодий, «попсы», из мюзикла «Иисус Христос — суперзвезда». На экране идёт хроника с участием азиатских и европейских жителей недавних времён, и через секунду замечаешь, что все марши, все жесты вождей и ликующих толп, все парады физкультурников так совпадают с музыкой, словно увертюра «Микадо» специально для них написана (дирижёр Антон ЛЕДОВСКИЙ) В «японской» драматургии Гилберта вдруг появляются шекспировские «кусочки» из «Венецианского купца», «Ричарда Третьего». Всего по чуть-чуть, и всё это — невероятно смешно. Не говоря уж об аллюзиях с современностью, которые, разумеется, на совести зрителя.

Гилберт&Cалливан устроили, как теперь сказали бы, «толстый троллинг» порядкам и ханжеским нравам викторианской эпохи. В сегодняшнем спектакле точное место и время действия: где попало и когда получилось. Давным-давно, где-то далеко, где-то рядом, в прошлом году, здесь, вчера… Маленькому человеку Ко-Ко придётся жениться на пожилой мегере, иначе — в кипящее масло. Мудрый обаятельный Микадо (Анатолий БРОДСКИЙ) изрекает латинскую максиму о законе, которую жизнь в Титипу корректирует по-своему: закон суров, но… он — как дышло. Зато у наследника престола всё будет хорошо.

предыдущая     следующая

Все статьи