Берегите артистов!

15 июня 2013, Дарья Аксёнова, "Культура Урала"

Универсальные таланты в музыкальном театре встречаются редко –а ртист чаще всего продуктивен только в оперетте или же занят исключительно в мюзиклах. Но есть в Свердловской музкомедии разрушитель театральных стереотипов, которому тесно в рамках одного жанра. В репертуарном листе заслуженного артиста России Анатолия Бродского – и герои классических оперетт (от Мистера Икс до Пали Рача), и персонажи известных мюзиклов (от Гораса Вандергельдера до Емельяна Пугачёва). Недавно артист получил самую престижную театральную награду региона – за исполнение одной из самых знаменитых мужских ролей в истории мюзикла. Новоявленный лауреат премии «Браво!» в номинации «Лучшая роль в музыкальном театре» Анатолий Бродский награждён за роль молочника Тевье в екатеринбургской версии «Скрипача на крыше». Об актёрских секретах и родительских заботах, о классике и современности, о коллегах и зрителях – в эксклюзивном интервью актёра журналу «Культура Урала».

Анатолий Давидович, как Вы отнеслись к идее поставить на сцене Свердловской музкомедии легендарный мюзикл «Скрипач на крыше»? Как проходили репетиции и как сложились Ваши отношения с героем?

Насколько я знаю, идея постановки появилась давно. Наш главный режиссёр Кирилл Стрежнев очень хотел поставить «Скрипача» – оставалось уладить дела с авторскими правами. Это прекрасный материал, настоящая классика мюзикла, а роль Тевье – большое счастье для артиста. Правда, по характеру я далёк от своего героя: он непосредственный, очень набожный человек, который считает, что многое знает, любит озвучивать свои мысли и уверен, что нашёл контакт с Богом. Я тоже человек верующий – но не настолько увлечённо и самозабвенно. Со стороны разговоры Тевье с Богом, наверно, выглядят наивно, но он с удовольствием купается в своих монологах. Это единственный герой, которому позволены не только его любимые беседы с Богом, но и общение с залом – он имеет право на открытый выход на авансцену, к зрителям.

Я не скрываю – работать над ролью мне было тяжело. Хотелось что-то придумать, предложить, но мне словно что-то мешало и на репетициях воплотить задуманное не удавалось. Буквально перед последними прогонами мне пришла в голову идея… Действие происходит в украинском местечке – и я попросил нашу солистку, заслуженную артистку России Эллу Прийменко напеть мне какую-нибудь старую украинскую песню. Элла предложила мне одну мелодию... И с тех пор, в начале спектакля, когда я выхожу к зрителям на первый свой монолог, я очень тихо напеваю «Ой, пiд вiшнею…». Никто до сих пор не расслышал слов – потому что делаю это для себя, ради своего образа, я настраиваюсь, «заряжаюсь» от этой песенки, и из её нехитрой мелодии плавно вырастает моя роль.

Для многих зрителей «Скрипач на крыше» - это, в первую очередь, знаменитый американский фильм. С момента премьеры замечено, что на Тевье Хаима Тополя Ваш герой не похож. Как Вам удалось избежать влияния самого знаменитого исполнителя роли Тевье?

Я достаточно поздно увидел этот фильм – поэтому стать стереотипом для меня он просто не успел. И, честно говоря, поначалу он не произвёл на меня большого впечатления. Но когда началась работа над нашим спектаклем, я стал видеть фильм по-другому. Тема спектакля очень тяжела – и дело не только в судьбе несчастных жителей Анатэвки. В семье главного героя происходят настоящие трагедии, но он находит в себе силы успокоить жену, позаботиться о детях – он делает всё, что может, ради Голды и дочек, которые для него дороже всего на свете. Этот образ очень сложен – и каждый артист создает его по-своему. Тополь – не вокалист, у него своеобразный тембр, грубоватый, с хрипотцой. Я думаю, его физические данные и голос очень повлияли на роль – его герой может быть очень резким, суровым. Мой Тевье другой, он гораздо мягче. Многие считают, что я жёсткий и конфликтный человек, но в моём Тевье нет ни жестокости, ни чёрствости. В нём нет негатива. Я вложил в героя собственный жизненный опыт. Я прожил немаленькую жизнь, многое повидал. Что-то мне удалось, что-то – нет. Что-то преодолел, где-то обманут… Но всё, что со мной случилось в жизни, - это багаж для роли Тевье. По шекспировским меркам Тевье сродни Королю Лиру: здесь и смех, и слёзы, и любовь, и предательство. К таким ролям может подготовить только сама жизнь.

В этом спектакле у Вас особенно много партнёров – в мюзикле занята почти вся труппа. Как сложились в «Скрипаче» Ваши сценические отношения с коллегами?

Мне довелось работать с обоими составами – и я не делю их на «свой» и «чужой», мне комфортно со всеми партнёрами. Отдельно скажу, конечно, о моих сценических жёнах и дочках. Насколько приятно мне работать с Голдой-Ларисой Емельяновой, настолько же комфортно мне на сцене со Светланой Кочановой. Я люблю обеих моих Цейтл – опытную артистку Светлану Бережную и Людмилу Локайчук, актрису от природы и прекрасную вокалистку. Мне приятно работать с обеими Хавами и с маленькими девочками из Детской студии. Мои Годл – Настя Сутягина, вдумчивая, искренняя молодая артистка, и Катя Куропатко, которая только что окончила театральный институт. Знаете, во время сцены нашего прощания с Годл Катя плачет навзрыд. Только я один в этот момент вижу её глаза – и этот взгляд дорогого стоит! Ей ещё многое предстоит, но уже сейчас очевидно – у девушки есть душа, есть актёрское нутро.

В семье молочника Тевье дочки воспитываются с любовью, но в строгости. А как складываются отношения с детьми в семье артиста Анатолия Бродского?

Насколько я знаю, в моём роду не было ни одного артиста. Но так случилось, то я сам стал родоначальником актёрской династии. Сын Давид и его жена Илона работают в омской драме, играют большие интересные роли. Внучка Кристина учится актёрскому искусству в Санкт-Петербурге и уже сыграла несколько главных ролей в кино, фильмы с её участием показывают на центральных каналах. Сейчас она снимается у Бортко. Дочь Кристина окончила университет и поступила в театральный институт. Всё моё внимание сейчас отдано ей. Я беспокойный отец, и все трудности и радости дочки воспринимаю как свои собственные. Кристина – моя безграничная любовь, эти чувства не объяснить словами. Дочь, в отличие от сына, всегда остаётся для папы ребёнком, требующим заботы, внимания, нежности. И, кстати, именно дочери продлевают молодость отца, я в этом уверен.

Вернёмся к делам театральным. Премия «Браво!» в номинации «Лучшая роль в музыкальном театре» не стала для Вас неожиданностью?

Когда меня пригласили на церемонию вручения премии, я до последнего думал, что иду получать «Браво!» за весь спектакль. Ведь эксперты смотрели не меня, а постановку в целом. Но, конечно, было приятно услышать свою фамилию, слышать аплодисменты коллег, крики «браво». Мне очень понравилось, как мило, органично и ненавязчиво в Театре кукол организовали церемонию. Подобные премии особенно почётно получать именно в гостеприимном театральном зале, среди коллег. Несколько дней подряд я принимал поздравления – и в театре, и на моей страничке «ВКонтакте». Премия – это приятно, но история моей жизни продолжается. 5 июня я сыграл спектакль «Скрипач на крыше» уже в новом статусе.

Свердловская музкомедия готовится шумно отметить своё 80-летие. Что Вы пожелаете родному Театру в год его большого Юбилея?

В первую очередь, желаю не на словах, а на деле заботиться о своей истории, помнить, кем и как создавался театр. Если какая-то из наших традиций упущена – её не зазорно вернуть. Мы до сих пор не восстановили наш музей – а возродить его нужно непременно! Актёрская взаимопомощь, связь поколений – это тоже традиции, которые нужно особенно бережно хранить. Если видишь, что человеку трудно – выручи. Если у тебя есть возможность помочь младшему – помоги, не будь равнодушным!

Ещё я желаю театру продолжать быть интересным для всех поколений зрителей. Конечно, желаю новых классических постановок – но это не должна быть «классика ради классики», ради названия, «для галочки». Это должно «выстреливать»! Классику нужно достойно поставить, красиво оформить, подобрать первоклассный актёрский состав. Классика не заслуживает того, что с ней иногда делают режиссеры, пользуясь тем, что они не перед кем не отвечают за последствия. У меня есть пожелание для молодых, увлечённых «осовремениванием», режиссеров - помните, что классика была написана не под ваши интересы. Право называться классикой она заслужила временем, которое прожила и пережила. Она желанна всегда и везде, в ней – и пыл, и жар, и страсть, и любовь. Да, ставить классические произведения достойно – это трудно. Да, это дорого. Но классика заслуживает именно такого обращения!

Конечно, я желаю нашему главному режиссёру Кириллу Стрежневу здоровья – и всего, что можно пожелать человеку творческому. Со дня основания этого театра все три главных режиссера одерживали большие победы, приносили пользу театру, городу, области. Хочется, чтобы и дальше наши спектакли создавались не только для узкого круга – а для зрителей всех поколений и, конечно, для всех артистов театра. Мы одна команда, и поэтому должны всегда оставаться вместе. Артисты часто слышат добрые слова, нам желают успехов и новых достижений – но хочется, чтобы не только желали, но и помогали делом, заботились о том, чтобы пожелания сбывались. Пока артист может приносить творческую пользу – нужно находить ему достойную работу. Расхожая фраза про «маленькие роли» давно уже не актуальна! Мне очень хочется, чтобы актёры не страдали и у каждого была хорошая, интересная работа. Поэтому главное моё пожелание сегодня – берегите артистов. 

предыдущая     следующая

Все статьи