В музкомедии поставят "Белую гвардию"

28 ноября 2012, Ксения Дубичева, "Российская газета"

В Свердловском театре музкомедии проходят последние репетиции "Белой гвардии" Булгакова,на музыку Владимира Кобекина, до премьеры осталось 48 часов. Хореограф-постановщик этого эпоса - именитый петербуржец Гали Абайдулов поделился с корреспондентом "РГ" своим пониманием пластики того времени: "Наши герои - люди чести, а честный - значит, прямой".

Гали Абайдулов:Я очень не люблю быть "вставным зубом", когда режиссер, хореограф и балетмейстер толкуют каждый про свое. С лебедем, раком и щукой воз никуда не поедет, - нормально, когда все дружно тянут одну упряжку, ведь создание спектакля, что ни говори, процесс коллективного творчества. При этом в музыкальном театре движущая сила - это партитура, композитор направляет и тащит, а мы идем следом. В "Белой гвардии" мощная музыка - взгляд из Космоса на всю российскую историю. И мы вовсю стремились ей соответствовать.

Как вам работается с непрофессиональными танцовщиками?

Гали Абайдулов: Я считаю хор Свердловской музкомедии профессионалами, да простят меня балетные ребята. С ними счастливо работать, они мгновенно впитывают мельчайшие подробности и лихо воспроизводят.

Позвольте, но ведь они иначе двигаются, чем те, кто ежедневно потеет по три часа у станка?

Гали Абайдулов: И очень хорошо, и в этом есть свое очарование. Они исполняют роль коллективного персонажа - народа, который и должен быть народом.

Вы работаете со всеми артистами, кто выходит на сцену, и вне танцевальных номеров?

Гали Абайдулов: Я всегда работаю со всеми актерами. К примеру, Светочка Крючкова в БДТ на "Мамаше Кураж" или "Вассе" вообще меня от себя не отпускала - правильно ли вот так повернуться, вот эдак сделать рукой? Это абсолютно правильно: когда дело связано с исторической эпохой, тем более в костюмном спектакле, - должен быть человек, который понимает и поможет артисту соответствовать, существовать в пластике времени.

Пластика времени зависит от костюма?

Гали Абайдулов: Напротив. Логика развития общества диктовала обряды, ритуалы, и в каждую эпоху - свою манеру исполнения поклонов, танцев, даже походку... Вот я и служу таким постоянным напоминанием - как пиявка.

И о чем вы напоминаете артистам в "Белой гвардии"?

Гали Абайдулов: Сейчас, конечно, самый больной вопрос - это спина. Все горбятся, скрючиваются. Вы разве не обратили внимания, что сейчас стать уходит, нет статных людей? А актер обязан этим владеть, ведь на сцене в первую очередь появляется тело. Как вы сыграете офицера? Их должно быть видно по выправке. Белую кость с детства учили фехтованию, выездке, танцам, школа у них была, и стать... Герои "Белой гвардии", прежде всего, люди чести. А честный - значит, в том числе, и прямой, - отсюда и пластика.

Справка "РГ"

Когда Гали Абайдулов был юным и только начинал свою карьеру танцовщика в балетной труппе Оперной студии Ленинградской консерватории, он еще застал преподавателя-легенду, Федора Михайловича Лопухова - соратника Георгия Балачивадзе, который позже превратился в Джорджа Баланчина. Многие помнят Абайдулова по киноработам (от "Анюты", "Старого танго" и "Мэри Поппинс" до "Бандитского Петербурга" и "Мастера и Маргариты"). Закончил балетмейстерский факультет у Екатерины Максимовой и Владимира Васильева. Сейчас он работает титанически, в совсем разных жанрах: ставит от полотен вроде "Семена Котко" на сцене Мариинки или "Турандот" в древнеримском амфитеатре Арена ли Верона до балета для кукол-марионеток ("Летний сад" в Большом театре кукол). "Мне все любопытно, - говорит Гали Абайдулов. - Мне интересно работать с настоящими мастерами и интересно жить". С режиссером Кириллом Стрежневым он работает в третий раз: в Омске они "озорничали" на постановке "Укрощения строптивой", в Екатеринбурге работали над бродвейским мюзиклом "Скрипач на крыше", где Абайдулов вывел на сцену фантастических персонажей Марка Шагала. 

предыдущая     следующая

Все статьи