Солнечная мелодия Тевье

26 марта 2012, Ирина Клепикова, "Областная газета"

Обратившись к судьбе «маленького человека», театр создал историю общечеловеческую.

Свердловская музкомедия поставила знаменитый бродвейский мюзикл «Скрипач на крыше». И с пристрастием к драматическим коллизиям, свойственным театру в последние годы, усилила «исходные данные» — то, что есть в повести Шолом-Алейхема «Тевье-молочник» и даже в созданном по ней мюзикле Д. Бока. Зритель, для которого «мюзикл» ассоциируется с драйвом разухабистого веселья, озадачен. Зато другие, почти весь зал, поднялись с аплодисментами, едва только смолкли последние звуки оркестра.

Шолом-Алейхем ещё пожалел своих героев: беднягу Тевье выпроваживают с семьей из родного «местечка» в Америку, к брату. В либретто Д. Стайна и Ш. Харника обстоятельства суровее: власть изгоняет еврейское население Анатэвки по сути в никуда. И это — кода жизненных передряг, которые судьба то и дело посылает Тевье. Никакого просвета. Последнее и стало, собственно, смысловой основой графической сценографии С. Александрова. Сплошные бело-серо-чёрные краски. Зато свет оказался мощной выразительной силой: подчёркивая тона, усиливая смыслы, художник по свету И. Вторникова создаёт впечатляющую световую симфонию. Она и есть зримое воплощение режиссуры К. Стрежнева.

«Как пропеть свою простую чистую мелодию в жизни и при этом (подобно скрипачу на крыше) не сломать шею?». Вопрос неунывающего бедолаги Тевье, который звучит на авансцене ещё до открытия занавеса, — риторический вопрос спектакля. Свердловская музкомедия даже буквализировала метафору: в глубине сцены, вверху, «на крыше», в кульминационные моменты свет выхватывает из тьмы фигуру скрипача, который играет свою одинокую чистую мелодию.

Она — разная, в зависимости от обстоятельств. И свет подчеркнуто полифоничен (даже в одном эпизоде) в соответствии с режиссёрским замыслом. В сцене свадьбы дочери Тевье, Цейтл, он то заливает всё пространство, то после известия о погроме приглушён до возможного в театре максимума, превращая людей в тени. Словно предупреждение. И звучит над окаменевшими в страхе жителями Анатэвки щемящая мелодия скрипки…

«Скрипач на крыше» — редкое сочинение для сцены в том смысле, что здесь нет ни одного отрицательного героя (даже богач-мясник Лейзер-Вольф — персонаж скорее комический). А когда нет привычного для жанра злодея, создающего интригу, то чем «двигать сюжет»? В знаменитой голливудской экранизации «Скрипача…» интерес зрителя держится во многом на поистине хитовых мелодиях, экзотике национальных обычаев «местечка». С одной стороны обычаи, не стыкуясь с традициями иной веры в Анатэвке, создают необходимое напряжение сюжета, с другой — как раз и удерживают «скрипача на крыше». Читай: человека в жизни.

В спектакле Свердловской музкомедии фраза «На всё есть свой обычай…» — тоже значимая, вынесена даже в афишу. Но ключевое звено — отнюдь не национальная экзотика (традиций, характеров, мелодий). К. Стрежнев создаёт историю общечеловеческую и даже актуальную (действие в Анатэвке происходит в 1904 году, но сколько сегодня на слуху аналогичных историй в республиках даже бывшего СССР). Для режиссёра «движущая сила» сюжета — отношения простого человека и власти. Власть всесильна и безнаказанна. Человеку оставлено единственное право — смириться с наименьшими для себя потерями. Бесчеловечность власти подчёркнута атмосферой финала: жители покидают «местечко», оставляя за собой зажжённые свечи. Но и этот теплящийся во мраке пунктир обрывается. Дальше — ничто, тишина, пепелище. Заключительная мелодия — хор «Анатэвка» — звучит почти как реквием.

Сам спектакль мог стать реквиемом, если бы… не молочник Тевье. В «Скрипаче на крыше» Свердловской музкомедии главного персонажа играют два актёра — солист театра А. Бродский и приглашённый из Свердловской драмы Б. Горнштейн. Каждый в силу жанра, которому привержен, подчёркивает своё. Б. Горнштейн, кажется, способен играть драму Тевье даже на крупных планах, во многом благодаря ему финал спектакля выходит на высочайшую трагедийную ноту. А. Бродский шутками своего Тевье (а в пьесе немало остроумного юмора) чаще вызывает смех в зале. Но если без нюансов, Тевье в Свердловской музкомедии — человек, в котором лёгкая душа превыше любого несчастья. Балансируя, как и всякий в жизни, между драмами и радостями, «маленький человек» Тевье сохраняет в себе неистребимый свет. Такой и на пепелище погорюет-погорюет да… снова начнёт свою мелодию.

 

 

Мнение

Стивен МАКЕЙ, заместитель атташе по вопросам культуры Посольства США в России:

— Прежде я видел только экранизацию «Скрипача на крыше». И хотя фильм удостоен «Оскара», мюзикл, написанный для театра, безусловно, по-настоящему смотрится на сцене. Так что Свердловская музкомедия открыла для меня, как и для многих зрителей, мюзикл Джерри Бока. И это очень профессиональная работа! А самим мюзиклом театр открыл «американскую весну» на Урале. Следующие два проекта состоятся благодаря поддержке Генерального консульства США в Екатеринбурге: в апреле в международном фестивале «Изумрудный город» на сцене театра примут участие Карлос Накаи и «R.Carlos Nakai Trio», уральцы впервые познакомятся с музыкой североамериканских индейцев; в мае — премьера оперетты Кальмана «Герцогиня из Чикаго», постановочная группа которой — полностью американская. Тесные контакты стали возможны после того, как в 2011 году Свердловская музкомедия, единственная от России, стала членом американского Национального альянса музыкальных театров. И к счастью, этот урало-американский альянс получается в высшей степени творческим.

 

предыдущая     следующая

Все статьи