Впечатление

21 декабря 2011, Инна Афанасьева, "Школа театральной критики" при Доме Актёра

Пять вечеров третьего фестиваля современного танца "На Грани" закончились. Пролетели как один. Но спектакли его в одно впечатление не смешались: каждый стоит перед глазами ярким образом. У одних картинка более выразительная, у других менее. Но памятны все.

"На Грани" позиционирует себя как фестиваль-платформа, предоставляющий возможность продемонстрировать свое искусство исполнителям совершенно разных уровней, опыта и званий: от "Провинциальных Танцев" Татьяны Багановой, театра с 20-летним стажем и пятью "Золотыми Масками", до студенческих коллективов Гуманитарного Университета. На мой взгляд, это одно из главных его преимуществ. Коллективы не соревнуются и не соперничают, а просто творчествуют.

К большинству увиденных мной спектаклей contemporary dance подойдут такие эпитеты как таинственный, мрачный, темный, загадочныйю... Все они восходят к чему-то архаическому и подсознательному в человеке, к его природным, мистическим началам.

Эти мотивы, бесспорно, притягательны, но иногда хочется кардинально других красок. И потому вдвойне приятнее было коснуться "Шоколада", спектакля молодой екатеринбургской компании Zonka, сформированной два года назад выпускниками ГУ, Александром Фроловым и Анной Щеклиной.

"Шоколад" - 25-минутное, невероятно теплое и уютное действо, представленное зрителям в камерном пространстве малой сцены кукольного театра.

Режиссер, бельгиец Пол Хейварт, с которыми ребята познакомились в августе 2011 года, в Костроме, на проекте "Фабрика воображения", до этого никогда не работал с танцовщиками. И их творческий союз был чистейшим экспериментом, а работа над спектаклем совместным художественным поиском. Аня и Саша отвечали за хореографию, а Пол помогал выстроить некую драматургическую линию. И мне кажется, именно это единство людей-представителей разных искусств, и является причиной успеха "Шоколада".

В спектакле нет законченной структуры, нет четко прописанных образов. Даже в программке его обозначили как перфоманс, подчеркивая отсутствие границ, его свободное, открытое для постоянного обновления, содержание. В "Шоколаде" также нет ни декораций, ни атрибутики, ни особо говорящих костюмов...

Но главное - есть: у Ани есть Саша. А у Саши - Аня. И между ними - чувство. А у их чувства - история. И история их очень проста. И рассказана простым языком искусства.

Они вышли вдвоем такие искренние, такие настоящие. (Кому-то может показаться удивительным, но играть самого себя достаточно сложно. Гораздо легче спрятаться за какой-то образ. А ребята были собой. В этом сомнения нет). Он был немного смущен и зажат. Она таинственна и как-то по-женски уверена в себе. И все у них было гармонично. Они молчали, когда нужна была тишина. Двигались, когда хотелось танца. Говорили, когда требовалось слово.

Да, они много танцевали. Танец - главное средство их общения . Они двигались друг для друга. Хвалили себя после выполнения длинной, сложной связки. И даже когда они просто лежали рядышком, и казалось, что вокруг кроме них двоих никого нет, в этом их телесном покое тоже был танец. Может быть, самый прекрасный.

...Но вот они уже позируют на камеру, улыбаются и откровенно заигрывают с аудиторией. И это сочетание интимности происходящего и непосредственного общения со зрителями породило какой-то совершенно удивительный эффект.

То, что было представлено зрителю языком хореографии - это их отношения здесь и сейчас. Но языком слова, запинаясь и с трудом подбирая выражения, Саша рассказал и историю их знакомства в танцевальном классе. "Я тогда смотрел на девушек и мелькнула мысль, что одна из них станет моей женой..."

Их юность и непосредственность в сочетании с элементами игры слышны и в текстовой части и в хореографии. Последняя Сашина фраза о растущем шоколадном пятнышке на плече - просто абсурдна. Но, как у детей не выпытываешь истоки их фантазий, так и эта строка совершенно не требует объяснений. Она для того - чтобы мы улыбнулись и почувствовали теплый, мягкий вкус шоколадной конфеты.

Конечно, "Шоколад" по масштабу представляемого не сравнится с произведениями таких корифеев как Татьяна Баганова, Сергей Смирнов или Ольга Пона. Но именно этим он и прекрасен. Ребята идут своей, непохожей ни на чью другую, дорогой.

Не знаю, останется ли "Шоколад" в истории Театра. Но в том, что он останется у меня в душе, я не сомневаюсь. И кто может сказать, что из этого наиболее ценно?

P.S. На круглый стол, который проходил в последний день фестиваля, первоначально был вынесен вопрос, что нужно танцу, чтобы он стал театром. Но ничего конкретного никто сказать не смог. Уж больно проблема эта непроста. Сошлись на одном очень конкретном и безапелляционном решении: нужна магия.

И в "Шоколаде", на мой взгляд, эта магия была. Пусть детская, но была. Ведь ребята еще не настоящие волшебники, они еще только учатся, но палочки у них в руках уже есть. 

предыдущая     следующая

Все статьи