Светлана Кочанова:о классике, современности и сыновьях

03 сентября 2007, Василина Маковцева, "Театральный сезон"

Театр музыкальной комедии в начале сентября открывает сезон премьерой ультрасовременного мюзикла "Силиконовая дура". Говорят, за лето спектакль претерпел некоторые изменения, так что теперь впечатление о нем придется составлять заново. В одном можно не сомневаться - яркая работа Светланы Кочановой будет, как и в прошлом сезоне, встречена "аплодисментами переходящими в овации".

 

"Силиконовая дура" - авторский спектакль, созданный внутри театра. Роль Мамы главного героя писалась специально "под вас"?

Конечно, режиссер думал, прикидывал распределение - но на эту роль у него изначально "вырисовывалась" я. У него в каждом спектакле, начиная с "Беспечного гражданина", роль матери имеет важное значение, несет большую драматическую нагрузку. Эта тема присутствовала и в "Кошмарных сновидениях", есть она и в "Храни меня, любимая"... В "Силиконовой дуре", наконец, и я "доросла" до матери! Я не сомневалась, что справлюсь с этой работой. Сама я - тоже мама, поэтому все чувствую и понимаю. Поначалу роль была выписана небольшой по объему, и такой... однозначно "материнской". А в процессе работы были придуманы "Митины мечты" - эти вставки с ЗАГСом - только успевай бегать переодеваться! Так в этом спектакле у меня появился диапазон, и серьезная линия, и дурашливая. Это очень интересно. У моей роли - сильный драматический финал и его замечательно "подхватывают" молодые исполнители главных ролей: Женя Зайцев и Маша Виненкова.

Просто не терпится спросить про вашу "коронную" арию!

Стрежнев предупреждал, что для меня будет написана ария, которая станет кульминацией всего драматического действия спектакля. Надо будет так спеть ее, сказал он - ну просто наизнанку вывернуться! Заинтриговал меня страшно. Я все ходила и думала: что же это такое будет? Сначала авторы долго "бились" над текстом для нее. Конечный результат превзошел все мои ожидания, он звучал даже без музыки! Первый же вариант музыки, которую принес Александр Пантыкин, меня, признаться, шокировал: громкая, нервная, тяжелая... Мы с Еленой Захаровой пробовали разные варианты, как ее оживить, придумали модуляции... На одну из репетиций Пантыкин принес новую фонограмму. Все сели слушать, я начала петь - а после последней ноты услышала в зале плач... Но эту арию я не могу впустить в себя до конца - иначе сердце разорвется. Перед спектаклем говорю себе - эмоций столько-­то, остальное - техника.

Эта роль как-­то повлияла на ваше отношение к собственному сыну?

Родители чаще всего живут своей, взрослой жизнью, а ребенка воспринимают, как "лялечку", с которой можно поиграть. Удобнее воспринимать ребенка, как ребенка, и, чаще всего так и происходит в жизни. А ведь, если ты не воспринимаешь его, как полноценного человека - никогда не найдешь с ним общего языка, у него появится куча проблем! Мои отношения с сыном строятся на полном доверии друг к другу. Именно их я проецировала на отношения с моим сыном в спектакле. Мать никогда не предаст своего ребенка, всегда его оправдает - а здесь ее подлым обманом заставляют в нем усомниться. Но этот миг проходит, и тут же материнское сердце бросается на защиту. Я и сама всегда буду защищать сына, в любой ситуации, просто - костьми лягу!

Расскажите теперь про ваши взаимоотношения с партнером - с сыном "сценическим".

Женя много работает, быстро учится - сейчас играть с ним одно удовольствие! Все видит, ­слышит, точная, верная реакция. Так здорово, когда рядом с тобой на сцене - по­-настоящему живой партнер. Вот, в финале я смотрю на него, и понимаю, насколько он отдается своей роли весь, без остатка. Видели бы вы его глаза в этот момент, как я их вижу, вблизи! Многие, знаете ли, так "берегут" себя, есть такие артисты, к сожалению... А он - нет. Мне нравятся молодые ребята, которые пришли в наш театр. Да все замечательные! Живые, энергичные. И я "питаюсь" от них. С ними интересно и работать и общаться.

Как вы относитесь к высказываниям о том, что "Силиконовая дура" не стала событием?

Да, говорят, что он не дотягивает по драматургии, но, лично мне, хочется закрыть на это глаза. Этот спектакль весь, от начала и до конца, выстроен по законам музыкального театра, и судить о нем надо, прежде всего, именно с этой точки зрения. По музыкальной драматургии там все филигранно, а по режиссуре - точно. Я, конечно, могу судить лишь взглядом изнутри - но никаких "натяжек" не чувствую. Для меня этот спектакль - событие.

Светлана, вы известная актриса, есть у вас поклонники? В творческом отношении, разумеется.

Ну, разумеется! Не без этого. Например, один достаточно известный в театральном мире человек - уже давний. Лет пятнадцать... Он ходит на все премьеры, садится в первый ряд с цветами, у Сафронова все время спрашивает: как там "моя Кочанова", или "а будет в новой постановке "моя Кочанова"? Возмущается, ну, в шутливой форме, конечно, что "давно пора поставить спектакль на "мою Кочанову"... Сумасшедший он! Но такое отношение - приятно, чего греха таить.

Вы, я так понимаю, лично знакомы. Как же, интересно, выстраиваются взаимоотношения актрисы и поклонника?

А вот, подкалывает он меня иной раз! Может сказать: "Кочанова, ну ты как всегда! Что же тебя в первом акте Стрежнев занавесочкой закрыл? Тебе, конечно, уже не двадцать пять, но - еще ничего"... Всем он говорит, что обожает меня, но в лицо - какие-­нибудь "подколки" получаю регулярно.

А как ведет себя актриса Светлана Кочанова дома?

Очень не любит делать макияж, ненавидит одеваться - то есть, вообще! - а если надеть на себя что­-то, то это получаются какие­-то... самые страшные вещи, какие только существуют в природе! А у меня есть сестра, красавица. Да еще и работает в министерстве, юристом. Поставь нас рядом... Наши знакомые иной раз, прикола ради, спрашивают посторонних людей: "Угадайте, которая из них - артистка?" Никто еще не показал на меня, все думают - сестра в театре играет, вот такое о нас впечатление. Так вот я веду себя. Отдыхаю таким образом, наверное...

Вам наверняка приходилось работать и в "классике жанра", и в современных постановках. Что лично вам нравится больше? И существует ли разница в творческом подходе к ним?

В классической оперетте я уже давно не работаю. Моим последним спектаклем была "Принцесса цирка", из которого я ушла после того, как сын сказал, что я там... и плохо смотрюсь, и плохо пою! А вот в классическом мюзикле я работаю по сей день, и это мне очень нравится. Разница... Все равно, в любой роли мы надеваем костюмы, мы стараемся наполнить персонажа своими эмоциями. В классической постановке, конечно, важно не "выдать клише" то есть того образа, который "устоялся" в прошлых постановках. Костюмное решение, конечно, отличает героя классики от современного, способ существования актера на сцене меняется тоже... Мне классика интересна тем, что это - совершенно другая эстетика, другой язык, даже жесты другие! Здорово понять и постигнуть то, чего ты раньше не знала - и привести это в исполнение. Но главное, все­-таки - музыка. А для меня важна и драматическая составляющая.

Вас никогда не обижало этакое "легкое" название вашего жанра - музкомедия?

Не­а! Легкого нет нигде, если работать по­настоящему, ни в одном жанре! Во всех театрах - полно непрофессиональных людей, но есть, слава Богу, и профессиональные. Они в любом жанре будут - художниками, творцами. Неважно, танцует человек при этом, или поет, или "куколок водит". Я вообще считаю, что музыкальный театр - самый сложный. А наш жанр - тем более. Ведь, верно говорят: сложнее рассмешить зрителя, чем заставить его плакать.

предыдущая     следующая

Все статьи