Семейный мюзикл по-уральски.

19 февраля 2005,

Когда идешь в театр, осознавать свои потребности и его, театра, возможности обязательно. К примеру, в Театре музыкальной комедии хочется слушать хорошую музыку и смеяться над хорошими шутками. И этого достаточно.

 

Вступительное.

А театр в этом сезоне совершает удивительные вещи: продуцирует премьеры одну за другой. И не просто премьеры, а уникальные, то есть мировые. Это значит, что театр специально заказывает написание, например, мюзикла, да еще и нашим, уральским мастерам, ставит его первым и тем самым оправдывает свое (когда-то общеизвестное) называние "лабораторией советской оперетты".

Тенденция возрождать эту добрую традицию способствовала появлению на сцене музкомедии своеобразного жанра - святочных сновидений по мотивам "Рождественской песни" Ч. Диккенса. Столь загадочное пояснение сопровождает "Ночь открытых дверей" - премьеру, созданную совсем молодыми авторами: екатеринбургским композитором Евгением Кармазиным и челябинским драматургом Константином Рубинским.

 

Музыкальное.

Все больше театров нестандартных, не вписывающихся в классические границы изначально высокого термина "Театр". Все больше музыки в них столь же нетрадиционной, незнакомой, по-новому создаваемой, по-особенному ухватывающей стремительность современности. Но уже редка музыка живая. Оркестровая. Сравнивать эти факты по их воздействующим функциям - дело немыслимое, так как суггестия профессионального оркестра - уже само по себе цельное впечатление, и атмосфера потому - настоящая. А мюзикл "на заказ" вносит новые нотки прежде всего в музыкальное оформление: музыка пишется специально для того или иного актера, так как режиссер заранее знает исполнителя роли соответственно задает нужные рамки композитору. Поэтому не возникает несовместимости, исключаются надрывные нотки не в регистре солиста, которые требуют неимоверных затрат и редко заканчиваются гармоничным музыкальным строем. Так, Евгений Кармазин изначально учитывал, что главным героем будет актер с тенором - поэтому партия Скруджа и получилась сильной, звучной и выразительной. Хотя говорят, что, например, для Сергея Вяткина, привыкшего блестяще исполнять классические роли, работа над еще не объезженным у нас жанром мюзикла стала особой ступенью театрального поприща.

 

Комедийное.

Название "Театр музыкальной комедии" сегодня уже не предполагает исключительно жанр комедии на сцене. Так и "Ночь открытых дверей" только комедией не назовешь. "Святочные сновидения" все-таки! Здесь собрано и комплексно подано многое: что-то насмешливое, едкое и жесткое вместе с душевным, грустным и режущим по самому сокровенному.

Сюжетообразующим стал образ Скруджа - уже нарицательный, а когда-то вполне собственный (Сергей Вяткин, Владимир Смолин), известного скупердяя и просто нехорошего человека. Праздновать Рождество со своим племянником Фредом (Александр Копылов/Владимир Фомин) он не хочет, точнее, не видит надобности, поскольку понятие "родственник" в сознании скряги затерялось где-то в лабиринтах цифр, подсчетов и жадных мыслей. Поднять жалование своему верному клерку тем более невозможно, потому что Скрудж даже не знает, что у того семья из семи человек, а живут они все на получаемые отцом гроши. Но наступает рождественская ночь, и вся будничная кутерьма превращается в сказочное действо. К Скруджу во сне является призрак его покойного компаньона (Михаил Шкинев, Леонид Чугунников) и отправляет испуганного скрягу в путешествие... по собственной жизни. Здесь и светлое детство с наивными и оттого столь яркими мечтами, и единственная любовь в молодости, а потом счастливая семья. Здесь и разрушившая эту гармонию жажда денег, развившаяся бесчувственность. А показанное будущее представлено сценами, страшными своей темнотой, давящей музыкой, плясками скелетов и смертью одинокого Скруджа. Просто сон неспокойного подсознания или что-то свыше, призванное искоренить подобную мелочность, ничтожество натуры? Каждый воспримет по-своему. Существенно то, как воплощена вечная оппозиция Добра и Зла, ожидаемая, но прочувствованная победа Истинного, Светлого. Как старый скупердяй превращается-таки в Человека, любящего и отзывчивого. Лейтмотивен образ больного мальчика Тима (Женя Гузенко, Саша Татаринцев, Максим Бабушкин), который говорит о Скрудже не по-детски концептуальные слова: "Он не злой, а просто заблудился!" И воспринимается Тим как символ простого, но основополагающего сострадания, человеческой милости, редкого всепрощения.

 

Заключительное.

Мюзикл - жанр нагремевший и всегда противоречиво воспринимаемый. "Мюзикл по-уральски" - звучит неплохо. Приятно, что неплоха не только фраза. Качественно ее наполнение: и внешнее многообразие образов, и смысловая насыщенность. Неожиданный переход от песни к прозе, от высокого к обыденному - нюанс режиссерский: все умышленно динамично и неожиданно. Сценическое движение - разговор для мюзикла особый. Здесь оно увлекало, удивляло, завораживало - радовало значит. И не случайно. В спектакле задействован и "Эксцентрик-балет Сергея Смирнова", и Детская вокально-хореографическая студия театра. Когда идешь в Театр музыкальной комедии - хочется эстетического в декорациях и репликах, легкого и понятного в интонациях, сердечного в движениях. Премьера дает большее: вчувствование. В ней задействованы более 50(!) человек, при этом чуть ли не половина - дети, и их игра непосредственна, природна, старательна. Здесь нет пошлого. Совсем нет. Здесь что-то сказочное, и оттого несколько наивное и местами упрощенное, но ведь волшебное! А все это оттого, что музкомедия в этом сезоне совершает удивительные вещи: она придумала поставить семейный спектакль. И не получится доказать отдельно проникновенность для взрослых его проблематики и отдельно привлекательность для детей красочного воплощения идеи. Потому что все вместе и все гармонично.

 

 

предыдущая     следующая

Все статьи