Мистер Икс верхом на лошади

14 июля 2001, Марина Борисова, Известия

В Екатеринбурге осуществлен уникальный проект: "Принцессу цирка" сыграли на цирковой арене. Зал на 2500 мест при полном аншлаге с азартом наблюдал героев Кальмана в подлинном интерьере - именно там, где разворачивается действие оперетты Кальмана. Все закончилось в лучших традициях масштабных зрелищ - фейерверком - и имело необыкновенный успех: публика встала, устроив овацию, и была готова смотреть представление тут же еще раз.

Витавшую в воздухе идею сыграть "Принцессу" в настоящем цирке Екатеринбург воплотил впервые в мире благодаря шутке. Директор цирка Анатолий Марчевский, зная о ремонте здания театра музыкальной комедии, позвал артистов к себе, предложив начать с "Принцессы цирка" Предчувствуя успех, режиссер Кирилл Стрежнев поддержал проект "два в одном" и с блеском выиграл. Случился не просто успех, а прорыв театр плюс цирк - самый интересный художественный проект в Екатеринбурге за последние годы и лучший - в театре музыкальной комедии. Рожденная в 1989-м "Принцесса" до сих пор не теряет шарма. Теперь же стильный, обладающий особой магией спектакль обрел новое дыхание. Соединенный с настоящими цирковыми номерами, он приобрел вкус живого народного зрелища, которое жадно поглощают и взрослые, и дети.

Удача была осознана залом мгновенно и как-то сама собой. Когда под музыку знаменитой арии мистера Икса из люка на верхней сцене вырос всадник в черном плаще и черной маске и галопом промчался по кругу на среднем этаже амфитеатра, мышцы вдруг расслабились, и по ним разлился первозданно-чистый восторг. Три часа пролетели с возрастающим воодушевлением. С одной стороны, его рождала музыка Кальмана, которая просто расцвела от такого убранства, с другой - восхитительное и простодушное искусство цирка, достигшее в этом сочетании особой выразительности Выиграли обе стороны: оперетта забыла об искусственности и стала более земной и человечной, а цирк получил дополнительный художественный объем. Кстати, по мастерству цирковые номера вполне могли конкурировать с музыкой. Великолепный конный аттракцион Тамерлана Нугзарова зажигал кровь, а от искусства эквилибриста Анатолия Купцова трепетало сердце и душа уходила в пятки. Их опасные трюки вносили азарт и непредсказуемость, что сообщало героям Кальмана масштабность и раскованность, а действию - зажигательную достоверность.

Теперь понятно, что подобную затею можно повторять не раз, пуская в ход другой классический багаж - зритель явно соскучился по масштабным зрелищам и проглотит в такой упаковке и оперетту, и оперу. На арену просятся "Паяцы" Леонкавалло и "Кармен" Бизе, где человеческие страсти будут конкурировать с живой корридой. Но главный результат успешного проекта - даже не рождение нового вида массового зрелища, смешавшего элитарность и доступность. "Принцесса" в цирке стала коллективным сеансом художественной терапии, раздвинувшим воображение и дающим новую свободу. Искусство вышло к толпе, сняв маску и забыв условности. Оно стало универсальным, не требующим адаптации. И публика откликнулась встречным жестом: выключила интеллект и раскрыла чистые человеческие эмоции.

предыдущая     следующая

Все статьи