Легко ли быть Чёртом?

14 мая 2002, Мария Милова, "Вечерний Екатеринбург"

Ох, не богоугодноее это дело - быть "звездой" в России! Многомиллионные гонорары, светские тусовки, преследование папарацци, дорогие наряды, лимузин, личная охрана - все это неотъемлемый набор каждой уважающей себя западной "звезды". А что же у нас? А у нас все просто - есть плохие и хорошие актеры.

Вот с таким хорошим актером - Владимиром Смолиным - я и хочу поговорить.

Встретив Владимира Смолина на улице, вам и в голову не придет, что этот невысокого роста, коренастый, в простенькой курточке и кепке мужчина на сцене может быть графом, королем и американским миллионером. А если вы скажете ему, что он "звезда", то он только кисло поморщиться и отмахнется: "Ну, какая я "звезда"? - и продолжит: - Но если кому-то хочется так меня называть, я не возражаю; главное - чтобы я так не считал. Одна восторженная дама, например, каждый раз как увидит меня, называет гением. Гений - это категория посмертная, зачем же меня хоронить раньше времени! Актерская профессия - публичная, и мало ли чего тебе наговорят от избытка чувств. Я работаю не ради этого, хотя не скрою, получать комплименты и награды - очень приятно..."

Многие считают Смолина счастливчиком: все у него есть - премии, звание, благосклонность критиков, зрительская любовь, прекрасные роли. А еще есть упрямство, колоссальное трудолюбие, творческая неуспокоенность и счастливая рука судьбы, которая ведет его по этому нелегкому пути вот уже 26 лет. Кстати этот путь был выбран абсолютно самостоятельно и, как говорится, "обжалованию не подлежал". Решение подать документы в Ярославское театральное училище мудрая мама встретила с одобрением, понимая, что отговаривать сына - дело безнадежное, так как никакие уговоры закончить сначала 10 классов, не имели бы результата. Взяв документы, чтобы отправить их в училище, мама их отложила на некоторое время, а когда отправила, то было поздно. Наверное, не вмешайся тогда мама, то сегодня Владимир Смолин работал бы в каком-нибудь драматическом театре страны - ведь об оперетте он тогда и не слышал. Значительно позже, после увиденного спектакля "Вольный ветер" Краснодарского музыкального театра, мечта оформилась в фразу - "Хочу быть актером музыкального театра".

Говорить о том, что Владимир Смолин - хороший актер, все равно, что стучаться в открытую дверь. Подобно тому, как наша жизнь состоит не из событий, а из того, что между ними, так и Смолин любую роль выстраивает из мелочей, соединяя их между собой маленькими невидимыми нюансами. Именно они и цепляют сердца зрителей, заставляя переживать, плакать и смеяться вместе с его героями. Если вы скажете, актеру: "Володя, как вы сегодня хорошо играли!", то он обязательно поправит вас: "Я не играю, я живу". Действительно каждую свою роль Смолин проживает изнутри, порой, кажется, что ему не хватает сцены, обычно актеры играют в оперетте на пяточке перед дирижером, он же заполняет собой все пространство, непрерывно действуя каждой своей клеточкой. Он тонкий, думающий актер, в котором сочетается мягкая ирония, грусть, кипучая энергия, заразительность и потрясающее обаяние. В оперетте актеров такого масштаба, по яркости, сочности, сегодня мало. Одно из главных правил в работе над ролью - вовремя остановиться, считает Смолин.

 

- А вообще мой девиз: "Лучшее - враг хорошего". Есть предел разумному. Актер - как копатель колодца: дошел до водоносного слоя, появилась вода - нужно остановиться, иначе разрушишь этот водоносный слой и вода уйдет. Лучше восемьдесят процентов, чем сто один, этот один процент убивает больше чем не добранные двадцать.

 

Актеры как дети, им бы только поиграть. Да и как нет. Кто еще, кроме актеров, будет проситься в свой юбилей на работу? 11 мая у Владимира Смолина был день рождения, и самый лучший для него подарок - любимый спектакль "Черт и девственница" на сцене родного академического театра музыкальной комедии.

 

- Для меня лучшего занятия нет, чем в хорошем спектакле выйти, пусть даже в день рождения! Все роли в театре сыграть не возможно, но стремиться к этому нужно. У меня профессия и хобби счастливо соединились.

 

Вот мы и подошли к вопросу о счастье. Вы счастливчик?

Это сложный вопрос. Это - как любовь: если человек умеет объяснить, что такое любовь, то это уже не любовь. Счастье не менее эфемерно. Я надеюсь, что актерство - моя судьба и я занимаюсь делом, для которого я пришел в этот мир, для которого я предназначен. А это уже счастье. Счастье - это когда утром хочется на работу, а вечером домой. В этой формуле я суперсчастливый. "...Страшнее ничего на свете нету, чем вечером дыша прохладной мглой, закуривая сигарету, подумать, что не хочется домой" Мне всегда после спектакля хочется домой, а утром хочется на работу. Праздники и выходные, особенно когда их много, как в мае - это ужас. Я не понимаю, как можно отдыхать пять дней.

Актерство - не богоугодная профессия?

- Это неправда. Любое занятие -  богоугодное, если занимаешься своим делом и используешь божий дар во благо, но обязательно во благо. Потому что бывают гениальные воры, аферисты. Есть гений добра и гений зла - это крайние противоположности. Главное - не надо быть нулем. А насколько ты высоко поднимешься, зависит от божьего дара, но божий дар без усилий тает.

Не у каждого актера хватит мужества отказаться от роли. Что может заставить Вас отказаться от роли?

- Не знаю. Если честно, предложили бы мне роль Мистера Икса или Раджами, я бы согласился. Бони по большому счету - тоже не моя роль. Я когда еще в Омске играл Бони, старые актеры пошли к режиссеру и сказали: "Вы что, с ума сошли, на фрачного простака Смолина назначили". У всех срабатывал стереотип "граф - высокий, танцевальный". Мое кредо - лучше уйти на год раньше чем на день позже. Я ушел с роли Дафны из спектакля "В джазе только девушки", когда увидел себя на видеозаписи. Я Сашке Копылову сразу сказал: "Срочно вводись в эту роль. Молодых должны играть молодые".

Вы суеверный человек?

- Наверное, как большинство актеров, да. Например, пред выходом на сцену всегда крещусь, особенно перед "Чертом". Если пробежала черная кошка, то держусь за пуговицу, а поднимаясь по любой лестнице на верхнюю ступеньку обязательно должен наступить правой ногой. Зато к цифре 13 отношусь спокойно, она меня не раздражает. Любимые числа - 7 и 9. Не знаю почему. Считается, что они счастливые, и мне приятно разделять это мнение. Хотя думаю, что число 11 - неплохая цифра (я родился этого числа) и цифра 5 чудесная, так как пятого месяца.

Вам хотелось сниматься в кино?

- Для честолюбия мне хватает того, чем я занимаюсь в театре. Конечно, было бы интересно. Категорически не снимаюсь в рекламе. Бывает неплохая реклама, но это редкость. Главное для меня театр - это сердце, а халтуры - для "желудка". Я не люблю халтуры, не очень люблю концерты, не люблю играть отрывки из спектаклей. Это, кстати, одна из причин, почему я отказался от бенефисного вечера. Отрывок показать - все равно, что фрагмент картины: нет целостности.

Чей взгляд со стороны для Вас решающий?

- Моей жены - Светланы Кедровской. Ей доверяю абсолютно. Пока я работал в Омске, она у меня была и главным режиссером, и балетмейстером. У нее очень точный глаз, она практически никогда не ошибается.

Вы авантюрист?

- Нет. Самая большая авантюра - выучился на актера, нахально приехал в театр, но это рука судьбы вела меня. Накануне экзамена мне одна дама, прослушав меня, сказала: "Какой вам ГИТИС, вы и в Гнесинку не поступите". Я не стал в ГТИС пробоваться, а пошел в Гнесинку. Самый счастливый день, когда я увидел свою фамилию в списке поступивших в училище, а когда почувствовал, что по сцене театра, в котором я работаю, ходили А. Маренич, С. Дыбчо, Б. Коринтели, М. Викс - переполняла гордость.

Случались ли у вас провалы?

- Громких провалов не было, а неудачи, конечно, случались. Но любой провал, ошибка, все идет в багаж. Покажите мне человека, который не разу не ошибался, и я покажу вам человека, который не состоялся.

Ваш любимый спектакль "Черт и девственница". А легко ли быть Чертом?

- Нет. Даже приятно, он же такой человечный. А вообще я ему немного завидую, если бы у меня была возможность вернуться назад, я бы многое изменил, но абсолютно точно снова женился бы на Светке Кедровской. Это как в песне  "Мне нравятся все женщины на свете, а выбрать нужно только лишь одну", - и я ее выбрал.

 

В наше сумасшедшее время, мы все делаем на бегу, даже общаемся с друзьями. Смолин один из немногих, кто может остановиться и выслушать, а если нужно помочь. К нему хочется обратиться за помощью, потому что знаешь, что не откажет. И делает он это легко, обаятельно, весело и кажется, что ему самому это доставляет удовольствие. В нем есть что-то лихое, мальчишеское, и если верно утверждение, что все мужчины - большие мальчики, то Владимир Смолин  - один из них.

предыдущая     следующая

Все статьи