Эволюционный держите шаг!

11 ноября 2003, Александра Катаргина, "Уральский характеръ"

Свердловская музкомедия всегда была театром аншлаговым, но в начале 90-х наступил непростой период и для нее. Когда в одночасье упал "железный занавес" и в страну хлынул мощный поток информации, вниманием зрителя чуть ли не целиком завладела видеопродукция. Но встретив свое 70-летие, Свердловский театр музыкальной комедии может по-прежнему гордиться полными залами.

 

"Было очень тяжело переживать полупустые залы, - вспоминает главный режиссер театра Кирилл Стрежнев, - И в то время был велик соблазн вернуть публику легким путем, предложив ей зрелища, возможно, не самого высокого уровня, но гарантирующие сиюминутный успех. Сейчас, когда ситуация нормализовалась, мы понимаем, что поступили абсолютно правильно, избрав другой путь".

Пока зритель был поглощен наблюдением за политическими катаклизмами по телевизору и заполнением видео-вакуума, театр не терял времени даром. "В том, что произошло, была и положительная сторона, - считает Стрежнев, - Благодаря насыщению новой информацией, планка зрительского восприятия стала значительно выше. Ведь люди получили возможность увидеть не только ширпотреб, но и фильмы высокого уровня, в том числе и музыкальные. И это стало для нас стимулом к развитию, мы понимали: выход не в том, чтобы "заигрывать" со зрителем, а в том, чтобы отбирать новые произведения для постановок, в том числе и западные, в соответствии с его возросшими требованиями, оснащаться световой и звуковой аппаратурой высокого класса".

К концу 90-х залы музкомедии заполнились вновь. Но это оказалась уже иная публика - не только более требовательная, но к тому же обладающая более раскрепощенным сознанием, готовая воспринимать сценический эксперимент. "В 1986-87 годах, когда ставились спектакли, не совсем укладывающиеся в русло традиционной эстетики, такие, как "Беспечный гражданин" или "Конец света", мы получали огромное количество возмущенных писем и звонков, - рассказывает главный режиссер. "Сегодня, просматривая кассеты с записями, я вижу, что это абсолютно "безобидные" спектакли, где есть просто маленький шаг в сторону современного театра. Теперь же, когда выпущен, например, мюзикл "Битлз. Клуб одиноких сердец", гораздо более смелый, жесткий, трагический, он воспринимается зрителями без всякого возмущения и, безусловно, имеет успех".

Действительно, с одной стороны, и публика, и театр испытывают потребность в новой энергетике, современной эстетике. С другой - долгая и достаточно благополучная история театра основана на том, что никто из руководителей театра не разрушал сделанного предшественниками. По выражению Стрежнева, нужно "бережно сохранять лучшие традиции, при этом не обрастая нафталином". В последние годы особенно чувствуется ностальгический интерес к доперестроечным временам. В людях продолжает жить интерес к мелодичной музыке, к простым и добрым отношениям. Поэтому в репертуаре появились "Женихи" Дунаевского, "Бабий бунт" Птичкина, "Парк советского периода" - спектакль о судьбе страны, о нас и нашей истории.

Самый большой удар перелом 90-х нанес по авторам. Рухнула система госзаказа, при которой работу композиторов и либреттистов оплачивало Министерство культуры, а театры получали их сочинения бесплатно, лишь отчисляя "авторские" уже после выпуска постановки. У театров же, во всяком случае, государственных, сегодня нет средств, чтобы заплатить авторам за их сочинения. В результате талантливые люди, которые могли бы работать для музыкального театра, стали уходить в эстраду и шоу-бизнес, где гарантирована быстрая материальная отдача.

И все же, по признанию Кирилла Савельевича, "безумцы еще сохранились на нашей земле". В Екатеринбурге есть замечательные авторы, которые соглашаются писать на условиях "заплатим, когда будут деньги" -  просто потому, что, как говорится, "не хлебом единым".

Только ставя новые задачи - и технические, и музыкальные, и творческие, можно идти вперед. Но театр, в сегодняшних условиях, не имеет права выносить на суд широкой публики "чистый эксперимент". А отдельная экспериментальная площадка пока остается только мечтой. Приходится искать баланс между экспериментом и традицией. "в любом театре существует неизбежный перманентный конфликт между коммерческой и творческой составляющей. У нас он протекает в форме единства и борьбы противоположностей, в которой обе стороны - и мы, и "эксплуататоры" - сознают необходимость компромиссов", - объясняет Стрежнев. ("Эксплуататорами" здесь в шутку называют эксплуатационную часть театра, которая отвечает за "сбыт творческой продукции" - продажу билетов.) Один из примеров успешного поиска равновесия - премьера этой осени: классическая оперетта Штрауса "Калиостро", поставленная с использованием современных технических средств (и к тому же впервые в России!)

Подводя некоторые итоги, можно сказать, что за последнее десятилетие театра не сделал резких репертуарных и других поворотов: и музыка советских композиторов, и оперетты-шлягеры, и экспериментальные для своего времени постановки - все это было и раньше. И в качестве ответа на вопрос, как Свердловской музкомедии удалось сохранить доверие и любовь зрителя, можно привести слова Кирилла Стрежнева: "Развитие должно быть эволюционным, не надо подавать суете, это губит талантливых людей. Время все расставляет на свои места. И зритель возвращается в театр, ведь театр - вечное искусство".

предыдущая     следующая

Все статьи