Театр начинался с "колышка"

Время неумолимо, и сегодня все меньше остается горожан - очевидцев того, как создавался в нашем городе театр "веселого жанра". А было это так.

Это было время, когда всей жизнью города руководила партия. Первым секретарем Свердловского Обкома тогда был Иван Кабаков. В апреле 1933 года Леонида Луккера, в то время молодого (ему только исполнилось 28) актера свердловского драматического театра, вызвали в обком партии. Первый секретарь нарисовал перед ним картину грандиозного будущего столицы Урала и, сделав акцент на культурной жизни Свердловска, сказал: "У нас есть уже театры, но этого мало. Нужна еще оперетта! Нужен руководитель. Учти, ничего нет. Ни людей, ни здания. Есть только необходимость. Начинать надо с колышка... Возьмешься?" Решения партии, как известно, выполнялись без рассуждений и промедлений. С этого момента Леонид Луккер стал директором и художественным руководителем несуществующего пока театра оперетты.

После недолгих поисков было найдено здание для будущего театра - на углу пр. Ленина и ул. К. Либкнехта, но оно требовало серьезной реконструкции, времени на которую не было. Узнав, что драматический театр на два месяца выезжает на гастроли, Л. Луккер "на свой страх и риск" заключил договор на аренду здания драмтеатра. Путь к отступлению был отрезан. А по городу с быстротой ветра разнеслась новость - вот-вот здесь появится новый театр, полный красоты и веселья. Л. Луккер в своих воспоминаниях позднее писал: "На улицах незнакомые люди подходили ко мне и спрашивали, правда ли это. И не только спрашивали, но часто и помогали в большом и малом... Я начинал понимать, что театр создает весь город."

Параллельно с реконструкцией своего здания нужно было создавать труппу театра. В Свердловске это было невозможно, поскольку актеров оперетты здесь не было. Узнав, что на Украине переезжает из города в город не то театр, не то ансамбль оперетты, который числится за Смоленском и испытывает большие материальные затруднения, Л. Луккер решил поближе познакомиться с артистами. Разговор в Полтаве (труппа в то время гастролировала там) предстоял трудный - люди должны были решиться не только переехать жить на Урал, но изменить всю свою судьбу. Решение приняли не сразу, сначала отнеслись к невероятным перспективам, обрисованным гостем с Урала, недоверчиво и отчужденно. Некоторые артисты, правда, готовы с головой окунуться в новую жизнь,  среди них был, например, Николай Мягкий, но дело решил Сергей Дыбчо (он и тогда уже был несомненным лидером коллектива): "Товарищи, вы знаете, я не совсем здоров. Урал... Климат... Но я рискую, еду!".

Так "костяк" будущей труппы театра был создан, но еще нужно было собрать "все лучшее, что есть в стране" - на меньшее честолюбивые свердловские власти были не согласны. Первым решился ехать в Свердловск М. Днепров. В Московской консерватории найти никого не удалось - выпускники стремились только в оперу, зато очень помог главный балетмейстер Большого театра В. Цаплин, "сосватавший" в новорожденный театр целый выпуск Московского хореографического училища. Он же дал согласие участвовать в постановке первого спектакля. В качестве режиссера нужен был человек известный и талантливый - выбор пал на ленинградца Алексея Феону. Первым спектаклем должна была стать оперетта Р. Фримля и Г. Стотгардта "Роз-Мари". Еще одной удачей стало согласие прекрасной ленинградской художницы Валентины Ходасевич и ее постоянного партнера Виктора Басова работать над художественным оформлением и костюмами спектакля. На главные роли были приглашены актеры ленинградской оперетты Николай Дашковский и Мария Викс, а вместе с ними и еще несколько артистов. Актеры оперетты страны всегда хорошо знали друг друга, пример тому - приглашение Анатолия Маренича, совершившееся по рекомендации чуть ли не всего коллектива.

Итак, основное было сделано, но главное - создание спектакля. Работа над ним уже началась в помещении драмтеатра, которому было суждено стать первым домом для Свердловской оперетты. Последним в театре появился с опозданием дирижер Е. Синицин. На сцене шла спевка хора. Дирижер в ужасе воскликнул: "Боже мой! Они же поют в унисон!" Кто бы мог тогда сказать, что уже спустя некоторое время и оркестр, и солисты, и хор театра смогут вполне очаровать профессионализмом исполнения свердловскую публику?

А репетиции шли полным ходом, назначен был уже день премьеры. И вот генеральная репетиция. Неполадки в оркестре и хоре. Дирижер постоянно прерывает артистов. Что-то заедает у монтировщиков. Второй акт. На сцене балет... При поддержках танцовщики падают... Роняют партнерш. В довершение падают части декораций. Ужас! Генеральная репетиция закончилась в четыре часа утра. Выхода нет - остается перенести премьеру на несколько дней, на 8 июля.

И вновь обратимся к воспоминаниям Леонида Луккера:

"Наступило утро 8 июля 1933 года. В здании театра все замерло. Кажется, даже сами стены насторожились. Что-то сулит нам вечер? И вот уже заполняются кресла. Первый звонок. Касса сообщает: "Билетов больше нет", а люди идут и идут.

Второй звонок. Оркестр настраивает инструменты, но и зал не отстает: шумно. Публика взволнована.

Третий звонок. Свет в зале медленно гаснет. Только мягко мерцают пюпитры. Наступившая тишина сменяется аплодисментами - это к дирижерскому пульту подходит Е.А.Синицын. Взмах рук... Началась увертюра "Роз-Мари".

Мы переносимся в Канаду, в трактир Жанны. Первое испытание проходят хор с оркестром... Все благополучно. Второй хор - комедийный хор полисменов - ведет солирующий с сипотцой Малон - С.Дыбчо. В зале появились улыбки. Ждем появления героя. А вот и Джим - Н.Дашковский. Свободный переход к вокалу. Начинается знаменитая ария Джима "Любовь - мой клад чудесный..." И наконец Роз-Мари - М.Викс. Зазвучал голос и сразу забрал в плен слушателей.

После первого акта уже чувствовалось зрительское одобрение. У всех появилось второе дыхание. Второй и третий акты закончились под дружные аплодисменты. А после спектакля поклоны, поклоны, приветствия и цветы.

За кулисами объятия, поцелуи. И... опять кто-то плачет, но теперь уже от радости.

Рождение Свердловского театра музыкальной комедии состоялось".

СЧАСТЛИВОЕ МЕСТО

"Из ничего лишь будет ничего", - так говорил герой Шекспира. А что же было на месте современного здания театра музыкальной комедии? Вернувшись на два столетия назад, а если быть точным, то на 275 лет, мы сделаем архитектурный экскурс в историю и узнаем много интересного.

Архитектурный облик города складывался постепенно. Изначально в основе плана Екатеринбурга лежала строгая регулярная планировка - этот новый принцип русского градостроительства очень широко использовался в России в XVIII веке. Такая застройка соответствовала функции города-завода, каким и являлся Екатеринбург. Ныне историческая часть города была окружена крепостным валом, сегодня это улицы Малышева - Банковский переулок - Антона Валека - Первомайская - К. Либкнехта. Таким образом, место, где ныне находится театр, располагалось непосредственно за чертой города, здесь в то время было Восточное кладбище, просуществовавшее до 60-70-х годов XVIII века. Место, конечно, не очень веселое для последующего строительства музыкального театра, но, как бы то ни было, это исторический факт, и пренебрегать им нельзя.

С середины XVIII века город стал разрастаться, соответственно, и границы его существенно расширились. Место, некогда принадлежавшее кладбищу, начало активно застраиваться. Сначала на этом месте был возведен большой особняк в духе классицизма с прилегающим к нему садом. Усадьба принадлежала династии богатых золотопромышленников Конюховых. Об этом здании сохранилось не очень много сведений, даже имена архитекторов известны неточно, так как строительство шло долго, и архитекторы постоянно менялись.

На смену классицизму и эклектике к концу XIX века пришло одно из самых интересных течений искусства - модерн. Его причудливо-витиеватые формы оставили свой след и на многих зданиях Екатеринбурга. Так, на месте усадьбы Конюховых в 1907 году архитектором К. А. Полковым было построено здание кинотеатра с романтичным названием "Лоранж" (в 20-е годы переименован в "Совкино"). Рядом в 1915 году архитектором Лебединским было выстроено здание Клуба приказчиков. Обе постройки были решены в стиле модерн. В 20-е годы, с установлением Советской власти, в помещении Клуба приказчиков был открыт Дом Октябрьской революции. Естественно, что находившийся внутри плафон, расписанный амурами, был заменен на социалистическую композицию "Серп и молот". Позади дома в это же время был разбит "Сад трудящихся".

В 1933 году городские власти приняли решение о создании в Свердловске театра оперетты, и самым подходящим для этого зданием стал бывший Клуб приказчиков. Однако, требовалась серьезная реконструкция, поэтому первые сезоны новый театр не имел своего дома, временно арендуя другие площадки города. Основные работы завершились в 1935 году, но свой современный вид здание обрело лишь в 1963 году. Архитектор В. Емельянов объединил театр и кинотеатр "Совкино", придав всему комплексу законченный вид, с тех пор здание больше не перестраивалось.

В 1994 году, правда, была сделана попытка еще одной реконструкции. Предложил ее известный архитектор П. И. Лантратов (автор проекта реконструкции усадьбы Тарасова - ныне рабочей резиденции губернатора Свердловской области; открытой эстрады в Литературном квартале; к/т "Салют" и др.). По генплану, предложенному Лантратовым, театр музыкальной комедии должен был занять место между пр. Ленина и ул. Первомайской. Главный корпус театра с зрительным залом на 800 мест предполагалось разместить между современным зданием театра и Музеем им. Я. Свердлова. Малый зал на 200 мест находился бы в глубине участка ближе к ул. Первомайская. Внутри планировался служебный двор со стоянкой для автотранспорта. К сожалению, а, может быть и к счастью, этот план остался только на бумаге.

Конечно, сегодня театру очень тесно в своем старом здании, не хватает грим. уборных, классов для занятий. Правда, положение улучшилось с тех пор, как был сдан в эксплуатацию новый корпус, где разместились технические цеха. За год до 75-летнего юбилея сбылась и еще одна мечта - город сделал Театру подарок: передал под малую сцену зал бывшего кинотеатра "Совкино". Правда, "oбживаться" в этой, недавно обретенной части здания коллектив, очевидно, начнет еще не скоро - в помещениях идет большая реконструкция. *

Безусловно, динамично развивающемуся Театру необходимо и современное, технически оснащенное здание, но - пока ни за какие блага коллектив не хочет расставаться со своим старым Домом. Его стены помнят голоса Викс, Дашковского, Маренича, Дыбчо... Сцена и зал, казалось, до сих пор хранят горячее дыхание публики, которая рукоплескала легендарному "Табачному капитану" и знаменитому "Черному Дракону"... Актеры - народ суеверный, и они верят, что место, где стоит их Дом - счастливое.

*в 2012 году реконструкция закончилась - и у Свердловской музкомедии появилась долгожданная вторая площадка, которая получила название "НОВАЯ СЦЕНА"